Рейтинг книг Александра Беляева

Начиная изучать творчество писателя - уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки - вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Александра Беляева.

  • 1.
    Взлетная полоса
    В романе «Взлетная полоса» известного писателя Александра Павловича Беляева (1927–1996) рассказывается о мирных буднях Советской армии, о совершенствовании ее боевой техники и оружия. Его герои – офицеры, сержанты, солдаты зачастую со сложными судьбами, прошедшие нелегкий путь «каждый в свою жизнь». В центре сюжета образ капитана Сергея Кольцова – конструктора, работающего над созданием нового прибора ночного видения для танков. По роману в 1981 году режиссером Владимиром Довганем был снят фильм «Танкодром», в главных ролях: Николай Сектименко, Владимир Самойлов, Анатолий Ромашин. ... Далее
  • 2.
    Остров погибших кораблей
    Александр Беляев – один из основоположников советской фантастической литературы, выдающийся писатель, оставившей наследие из более, чем 20 замечательных повестей и романов. Потерпев бедствие, трансатлантическое пассажирское судно относится течением в таинственные закоулки Саргассова моря, откуда до сих пор никому не удавалось выбраться. Все корабли, попадающие туда, оплетаются водорослями и навеки упокаиваются в зловещей западне. Уцелевшим путешественникам открывается невероятный пейзаж – обитаемый Остров Погибших Кораблей. "– Этот Остров Погибших Кораблей, – сказала Вивиана мужу, возвращаясь от Людерса, – может быть назван Островом Ужасов. Едва ли есть на земном шаре другое место, где на таком небольшом пространстве было бы сосредоточено столько человеческого страдания…" ... Далее
  • 3.
    Продавец воздуха
    Загадочную историю пропавшей научной экспедиции знаменитый советский писатель-фантаст Александр Беляев развивает в увлекательное повествование о попытке англичанина мистера Бэйли захватить монополию на… воздух, скачивая и сжижая его в своей подземной лаборатории для последующей продажи. Неслучайно название романа стало нарицательным для разного толка авантюристов в современном обществе. "Мы благополучно проползли по узкой расщелине, загибавшейся на середине углом, и, наконец, подползли к самому гребню. Я наклонил голову и посмотрел вниз. Открывшееся зрелище изумило меня. Я увидал огромный отлогий кратер, подобный лунному. Но что меня особенно удивило – скат этого огромного кратера был как будто отшлифован. Ни камня, ни выступа. Совершенно гладкая, пологая воронка, а глубоко внизу, в центре ее, виднелась круглая дыра чудовищного, как мне показалось, диаметра. Неужели шлифованная воронка и геометрически правильная дыра на дне кратера естественного происхождения? Трудно было допустить это". ... Далее
  • 4.
    Властелин мира
    Александр Беляев всегда оставался интереснейшим и оригинальным писателем именно потому, что ему удавалось сочетать остроту авантюрного сюжета, предвосхищение грядущих научных открытий и гуманистические традиции «высокой литературы». «Властелин мира» – роман о проблемах телепатии, власти человека над миром и над самим собой. Герой романа – гениальный инженер-бионик Штирнер изобретает аппарат для передачи мысли на расстояние, и не просто передачи, а для зомбирования, гипноза и подавления воли… Режиссёр Алексей Рымов Исполняет Андрей Филиппак Композитор Сергей Григорян Звукорежиссёр Андрей Лебедев Продюсер Сергей Григорян ... Далее
  • 5.
    Человек-амфибия. Ариэль. Остров погибших кораблей. Голова профессора Доуэля (сборник)
    Александр Беляев – один из основоположников советской фантастики. В своих произведениях, написанных еще в 1920—1930-е годы, он предсказал современные достижения трансплантологии, генной инженерии, биохимии. В одном из его романов появился прообраз современных орбитальных станций. Но прежде всего его творчество – это гимн свободе, воспевание человека, пытающегося победить земное притяжение. Представляем лучшие романы Александра Беляева. ... Далее
  • 6.
    Гениальный ученый
    «27 февраля исполняется 4 года со дня смерти гениального ученого – физиолога Ивана Петровича Павлова, отдавшего научной работе более полувека. Умер он 86 лет и только года не дожил до 25-летия, со дня его избрания почетным доктором Кембриджского университета, – редкая честь для ученых – не англичан, – и 30-летия со дня избрания в действительные члены Академии наук. Труды академика Павлова создали новую эпоху не только в физиологии, но и в смежных научных областях. Можно сказать, что он совершенно по-новому осветил работу тела и „души“ человека и животных…» ... Далее
  • 7.
    Голова профессора Доуэля
    Одно из лучших, самых увлекательных и ярких произведений раннего периода отечественной фантастики, экранизированное в 1984 году под названием «Завещание профессора Доуэля». Может ли существовать человеческая голова отдельно от тела? Может ли эта голова по-прежнему мыслить, разговаривать, чувствовать? Можно ли спасти жизнь человеку, приживив его голову к чужому здоровому телу? И, главное, что может ждать человечество, если удивительное открытие, сделанное профессором Доуэлем, попадет в преступные руки?.. ... Далее
  • 8.
    Мёртвая голова
    «– Сбор ровно в полдень на этой поляне. Жозеф Морель кивнул головой двум своим спутникам, поправил за спиной дорожный мешок и, помахивая сачком для ловли насекомых, углубился в чащу. Это были владения пальм, папоротников и лиан…» ... Далее
  • 9.
    ВЦБИД
    «Джемс Лэйт завтракал у большого открытого окна. В саду китаец – садовник поливал из шланга лимонные, апельсинные деревья и кусты роз. Несмотря на ранний час, было уже жарко. Вошел загорелый мальчик в коротенькой курточке с блестящими маленькими пуговками, поклонился, подал на подносе письма и газеты, сказал: – Утренняя почта, сэр! – и вышел, тихо ступая…» ... Далее
  • 10.
    О блохах
    «Однажды приехал профессор Вагнер в Париж. Его пригласил к себе для научной консультации наш соотечественник доктор Воронов, тот самый, который занимается вопросом омоложения. Идет Вагнер по Парижу из гостиницы к Воронову и видит на одной улице дом, а на доме вывеска…» ... Далее
  • 11.
    Рогатый мамонт
    «Это было в 1988 году. Я жил в Свердловске, руководил геологическими работами Свердловского филиала Академии наук. В конце октября на острове Врангеля был назначен слет руководителей геологическими работами на наших полярных и заполярных островах. Я должен был председательствовать на этом слете. Признаться, меня не слишком привлекало путешествие. Мне нездоровилось, да и работы на месте было очень много. Но меня заинтересовало радиописьмо, присланное одним из самых талантливых и любимых моих учеников, – начальником геологоразведки на острове Врангеля – Мишей Шугалеевым…» ... Далее
  • 12.
    Золотая гора
    Правительства капиталистических стран в панике. Поступила информация, что советский ученый Микулин теперь может получать любые элементы. В том числе и золото. Всё это грозит серьёзными неприятностями для капиталистов. И вот на поиски Микулина отправляется журналист и авантюрист Клэйтон… Режиссёр: Алексей Рымов Исполняет: Андрей Филиппак Композитор: Сергей Григорян Звукорежиссёр: Андрей Лебедев Продюсер: Сергей Григорян ... Далее
  • 13.
    Лиана. Хроники затомиса
    Главный герой, работая на скорой помощи, приходит на вызов к необычной пациентке и влюбляется в нее с первого взгляда. С этой встречи жизнь его меняется бесповоротно, но любовь приводит героя к весьма драматическим последствиям. ... Далее
  • 14.
    Чертово болото
    «Было болото. И был мальчик. Болото называлось Чертовым, мальчика звали Панасиком, а по школьному прозвищу Кулик. И в самом деле, как не Кулик: длинноносый, у болота живет и болото хвалит…» ... Далее
  • 15.
    К. Э. Циолковский. К трехлетию со дня смерти
    «К. Э. Циолковский! Кому из советских людей, – от убеленных сединами ученых до пионеров, – неизвестно это славное имя. Оно произносится с глубоким уважением и любовью…» ... Далее
  • 16.
    Создадим советскую научную фантастику
    «„А я могу с кораблем, людьми и товарами нырнуть в море, плавать под водою и далее вынырнуть опять, где надо“, говорит шестой Семион в народной сказке „Семь Симеонов“. И далее в сказке рассказывает, „как увидали семь Семионов, что погоня уже близко, – нырнули с царевной и с кораблем. Долго плыли под водой и поднялись наверх тогда, когда близко стало до родной земли. А царская погоня плавала три дня, три ночи, с тем и возвратилась“…» ... Далее
  • 17.
    Созидатели и разрушители
    «Труд – созидает, война – разрушает…»
  • 18.
    Академик Павлов
    «Имя величайшего физиолога нашего времени академика Ивана Петровича Павлова широко известно. Но далеко не все имеют ясное представление о его работе, о нем самом, как о человеке и ученом…» ... Далее
  • 19.
    Мертвая зона
    «– Я предпочел бы слушать вой шакалов и гиен, чем это душераздирающее пение, – сказал Ден Хэрвуд и плюнул в сторону, откуда доносились звуки. – В этом пении есть своя красота, – ответил Доменико Маручелли, маленький итальянец, шагавший рядом с длинным Деном. Они шли вдоль компаунда Вессельской алмазной копи…» ... Далее
  • 20.
    Рекордный полет
    «На широком письменном столе, заваленном книгами и рукописями, мягко зазвонил телефонный звонок. Профессор Эдвин Бусс поморщился – он не любил, когда ему мешали во время работы, – и протянул руку к телефону…» ... Далее
  • 21.
    В киргизских степях
    «По голым киргизским степям пролегает линия Самаро-Ташкентской железной дороги. Если зимой подняться здесь на аэроплане, то она покажется черной траурной лентой на белой простыне степей. Только туда и аэроплан не залетает. Мертвая пустыня, где рыскают волки да изредка появятся и исчезнут кибитки кочующих киргизов. И опять все пустынно, голо, мертво. Только ветер играет сухой морозной пылью…» ... Далее
  • 22.
    Мистер Смех
    «Спольдинг вспомнил счастливые, как ему казалось, минуты, когда он положил в портфель аттестат об окончании политехнического института. Он – инженер-механик, и перед ним открыт весь мир. Для него светит солнце. Для него улыбаются девушки. Для него распускают павлиньи хвосты роскоши витрины магазинов, для него играет веселая музыка в нарядных кафе, для него скользят по асфальту блестящие автомобили…» ... Далее
  • 23.
    Сезам, откройся!!!
    «– Вы начинаете стареть, Иоганн, – ворчливо сказал Эдуард Гане, отодвигая кресло. Лакей с трудом опустился на колени, подавляя вздох, и начал подбирать упавшие с подноса кофейник, серебряный молочник и чашку. – Зацепился за угол ковра, – смущенно проговорил он, медленно поднимаясь…» ... Далее
  • 24.
    Властелин мира
    «– Не брызгайте мне на платье, Штирнер! Вы не умеете грести. – Ну конечно! Женщины, отправляясь кататься на лодке, имеют обыкновение надевать платье из такой материи, на которой брызги воды оставляют неизгладимые пятна. – Эту остроту вы позаимствовали у Джерома Джерома, из его рассказа «Трое в лодке»?..» ... Далее
  • 25.
    Дороги изнанки
    Она открыла глаза и увидела лицо того же Андрея, повзрослевшего… да чего там, постаревшего лет на пятнадцать-двадцать, а на губах все еще память неумелого поцелуя мальчишки, а этот, взрослый мечтательно и растерянно улыбается, словно просит прощения за то, что поцеловал ее во сне, без позволения. Но почему она лежит в таком странном помещении… рядом какой-то мерцающий пульт, провода, низкая металлическая кровать, покрашенные безвкусной голубой краской стены, желтый потолок в разводах. Она все это где-то видела… а он все смотрит и смотрит на нее, словно не видел тысячу лет… ... Далее
  • 26.
    Остров Погибших Кораблей
    «Большой трансатлантический пароход «Вениамин Франклин» стоял в генуэзской гавани, готовый к отплытию. На берегу была обычная суета, слышались крики разноязычной, пестрой толпы, а на пароходе уже наступил момент той напряженной, нервной тишины, которая невольно охватывает людей перед далеким путешествием. Только на палубе третьего класса пассажиры суетливо «делили тесноту», размещаясь и укладывая пожитки. Публика первого класса с высоты своей палубы молча наблюдала этот людской муравейник…» ... Далее
  • 27.
    Голова профессора Доуэля
    «– Прошу садиться. Мари Лоран опустилась в глубокое кожаное кресло. Пока профессор Керн вскрывал конверт и читал письмо, она бегло осмотрела кабинет. Какая мрачная комната! Но заниматься здесь хорошо: ничто не отвлекает внимания. Лампа с глухим абажуром освещает только письменный стол, заваленный книгами, рукописями, корректурными оттисками. Глаз едва различает солидную мебель черного дуба. Темные обои, темные драпри. В полумраке поблескивает только золото тисненых переплетов в тяжелых шкафах. Длинный маятник старинных стенных часов движется размеренно и плавно…» ... Далее
  • 28.
    Человек – амфибия
    Что произойдет, если человек получит возможность жить и на суше, и под водой? Принесет ли это ему счастье, или обречет на мучения? Перед Ихтиандром, человеком-амфибией, стоит жестокая необходимость выбирать: покой и свобода в океане или любовь, сопряженная со множеством опасностей на земле. Фильм, снятый в 60-е годы по мотивам этого романа с Владимиром Кореневым в роли Ихтиандра и Анастасией Вертинской в роли его возлюбленной Гуттиэре, стал одним из самых кассовых за всю историю российского кинематографа. ... Далее
  • 29.
    Остров погибших кораблей
    Если ваш корабль терпит бедствие в Саргассовом море, не отчаивайтесь! Возможно, вас подхватит неизвестное течение, и вы окажетесь на самом удивительном острове, куда только ступала нога путешественника – на Острове Погибших Кораблей. Однако не рассчитывайте на участь робинзона: ведь против ожиданий, остров населен людьми и превращен в подобие настоящего государства. По мотивам романа был снят мюзикл с Константином Райкиным в одной из главных ролей. ... Далее
  • 30.
    Человек-амфибия
    «Наступила душная январская ночь аргентинского лета. Черное небо покрылось звездами. «Медуза» спокойно стояла на якоре. Тишина ночи не нарушалась ни всплеском волны, ни скрипом снастей. Казалось, океан спал глубоким сном…» ... Далее
  • 31.
    Продавец воздуха
    «„Окаянный край!“ – так писатель В. Г. Короленко назвал Туруханский край. Но название это вполне приложимо и к Якутии. Печальная тощая растительность: в местах, защищенных от ветра, – хилые кедры, тополь да корявые березки; дальше к северу – как будто скрюченный болезнью кустарник, ползучая береза, стелющаяся по земле ольха, вереск; еще дальше – болота и мхи. Когда глядишь на эти хилые, пришибленные деревья и кустарники, бессильно льнущие к земле, кажется, будто несчастные растения хотят уйти в глубину, скрыться от леденящих ветров, не видеть этого „окаянного края“, куда закинула их злая судьба. И если бы их воля, они вытащили бы из мерзлой земли свои корявые корни и поползли бы туда, на юг, где благодетельное солнце, тепло и ласковый ветер… Но деревья принуждены умирать там, где они родились; все, что они могут сделать, – это пригнуться ниже под ударами ветра судьбы и ждать своей участи…» ... Далее
  • 32.
    Ариэль
    «Ариэль сидел на полу возле низкого окна своей комнаты, напоминающей монашескую келью. Стол, табурет, постель и циновка в углу составляли всю мебель. Окно выходило во внутренний двор, унылый и тихий. Ни кустика, ни травинки – песок и гравий, – словно уголок пустыни, огороженный четырьмя тюремными стенами мрачного здания с крошечными окнами. Над плоскими крышами поднимались верхушки пальм густого парка, окружавшего школу. Высокая ограда отделяла парк и здания от внешнего мира…» ... Далее
  • 33.
    За культурный русский язык
    «В № 96 газеты «Большевистское слово» была напечатана статья «За высокое качество высшего образования». Хотелось бы затронуть вопрос, относящийся к этой теме…» ... Далее
  • 34.
    Ариэль
    Последний – и, по мнению многих критиков, лучший – роман Беляева, экранизированный в 1992 году. История увлекательных и опасных приключений юноши из аристократической британской семьи, выросшего в удивительной эзотерической школе, где гурунаставники, используя одновременно весьма жесткие методы психологического давления и древние практики поста и медитации, развивали паранормальные способности воспитанников. Однако судьба Ариэля оказалась необычной даже для Дандарата – ему пришлось стать объектом таинственного эксперимента, в результате которого он обрел способность летать… ... Далее
  • 35.
    Вечный хлеб
    «Небольшой рыбацкий баркас медленно подплывал к острову Фэр, входящему в группу Фридландских северных островов Немецкого моря. Стоял осенний вечер. Крепкий северный ветер обдавал рыбаков брызгами ледяной воды. Лов был неудачный, и лица рыбаков, посиневшие от холода, хмурились. – Зима в этом году будет ранняя, – сказал старый рыбак, попыхивая короткой носогрейкой. – Да, похоже на то, – отозвался молодой и, помолчав, прибавил: – У Карла опять сеть украли, новую!..» ... Далее
  • 36.
    Пропавший остров
    «Высокий, грузный председатель правления инженер Гейден сидел за большим письменным столом и перебирал папки. Маленькие, живые глаза и медлительные движения толстых рук придавали ему сходство с добродушным медведем. Лампа ярко освещала стол. Большой кабинет тонул в полумраке. Только под потолком, у книжных шкафов, блестела алюминием двухметровая модель последнего дирижабля, словно он парил высоко в темном небе…» ... Далее
  • 37.
    Человек-амфибия
    Роман, послуживший основой для культового одноименного фильма, который прекрасно знают многие поколения российских зрителей. Идут годы и десятилетия – но увлекательная, трогательная история юного Ихтиандра, который в результате дерзкого эксперимента профессора Сальватора обрел способность жить и на земле, и в воде, рассказ о его опасных приключениях в «мире людей» и его любви к красавице Гуттиэре по-прежнему захватывает своей живостью и эмоциональностью. ... Далее
  • 38.
    Продавец воздуха
    В повести Александра Беляева «Продавец воздуха» рассказывается о том, как алчный англичанин мистер Бэйли решил захватить монополию над самым ценным, что есть на нашей планете, – воздухом. Он построил в Якутии подземную лабораторию, куда с помощью мощных установок затягивались воздушные потоки, что спровоцировало невиданные смерчи, разрушения, гибель и страдания миллионов людей. Режиссёр Алексей Рымов Исполняет Андрей Филиппак Композитор Сергей Григорян Звукорежиссёр Андрей Лебедев Продюсер Сергей Григорян ... Далее
  • 39.
    Человек, нашедший своё лицо
    «Снежная равнина. Истомленные собаки тянут нарты. Собак погоняет каюр, но и он спотыкается от усталости. На нартах лежит человек, бессильно свесив голову. Каюр падает. Собаки останавливаются и, как по команде, ложатся на снег. Рядом со снежной равниной растут кактусы. В тени зеленых каштанов по тротуару идет маленький человек, почти карлик, в отлично сшитом летнем фланелевом костюме и шляпе-панаме с широкими полями. Он не может не видеть драмы в снежной пустыне, но равнодушно проходит мимо…» ... Далее
  • 40.
    Ни жизнь, ни смерть
    «– Что вы на это скажете? – спросил мистер Карлсон, окончив изложение своего проекта. Крупный углепромышленник Гильберт ничего не ответил. Он находился в самом скверном расположении духа. Перед самым приходом Карлсона главный директор сообщил ему, что дела на угольных шахтах обстоят из рук вон плохо. Экспорт падает. Советская нефть все более вытесняет конкурентов на азиатском и даже на европейском рынках. Банки отказывают в кредите. Правительство находит невозможным дальнейшее субсидирование крупной угольной промышленности Рабочие волнуются, дерзко предъявляют невыполнимые требования, угрожают затопить шахты. Надо найти какой-то выход…» ... Далее
  • 41.
    Отворотное средство
    «– Что ты сегодня такая задумчивая, Катюша? – Так… – Это ж не ответ! Помолчали…»
  • 42.
    Верхом на Ветре
    «– Пощады! Пощады! Пожалейте детей, не делайте сиротами! Пощады! Пощады!.. Эти бабы испортили всю торжественность церемонии. Как они прорвались через цепь солдат? Генерал-капитан Буэнос-Айроса, диктатор Розас нахмурился. Его рыжий английский скакун нервно перебирал ногами, – детский и женский крик действовал на нервы лошади гораздо сильнее, чем на нервы седока. Женщины окружили лошадь, кричали «Пощады!» и протягивали к Розасу плачущих младенцев. Но «человек железа и крови», как звали его, не знал жалости. На его бритом лице с большим носом и бачками на щеках не выражалось ничего кроме досады на случайное нарушение порядка…» ... Далее
  • 43.
    Голова профессора Доуэля
    Возможна ли жизнь человеческого разума вне тела? И, если да, то что ждет этот разум под властью морально нечистоплотного человека? Ставя свои дерзкие эксперименты, профессор Доуэль и не предполагал, что однажды в роли подопытного животного окажется он сам, а его бывший ученик получит в полную собственность голову своего учителя, чтобы безнаказанно распоряжаться его гениальными мыслями. ... Далее
  • 44.
    Жюль Верн
    «Гениальный писатель Жюль Верн, создавший новый литературный жанр – научной фантастики, – неповторимое явление в капиталистическом мире…»
  • 45.
    Анатомический жених
    «С Джоном Сиддонсом случилось большое несчастье: он влюбился в Мери Дельтон. У Мери были такие глаза, волосы, нос, руки, ноги, фигура, какие могли быть только у неё и ни у кого больше. Достаточное основание, чтобы влюбиться без ума. Вот как это произошло…» ... Далее
  • 46.
    Подводные земледельцы
    «– А-а-аах! – кто-то сладко зевнул и перевернулся на другой бок. Слышно было, как заскрипели пружины кровати. Тишина. И снова первый голос начинает выкликать с разными интонациями, то повышая, то понижая силу звука: – Жан! Иван! Джон!.. – И вдруг крикнул изо всех сил: – Ванька, шельмец! Стань передо мной, как лист перед травой…» ... Далее
  • 47.
    Человек – амфибия
    А. Беляев ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ в исполнении Владимира Коренева Наша новая аудиокнига – настоящий подарок для тех, кто помнит фильм «Человек-амфибия», снятый по повести А.Беляева. Этот любимый миллионами киношедевр мгновенно приносит мировую славу исполнителю главной роли – Владимиру Кореневу и становится визитной карточкой замечательного актера. Отважный Ихтиандр, красавица Гутиэре, злодей Зурита и коварный Кристо в захватывающей аудиокниге про человека амфибию. Нас ждет яростная схватка добра со злом! Что победит? Звон монет и жажда наживы или искреннее, нежное чувство? Грандиозное смешение жанров – блистательная фантастика, невероятные приключения, драма и восхитительная любовная история, – все это держит в напряжении буквально с первых минут. Вы получите истинное наслаждение от аудиокниги, и, безусловно, оцените органичность исполнения. ... Далее
  • 48.
    Человек, потерявший лицо
    «В большом саду, посредине молодой эвкалиптовой рощи стояла китайская беседка. К этой беседке ровно в девять часов утра подошел молодой человек в белом фланелевом костюме и в панаме. Наружность молодого человека невольно привлекала внимание. Очень короткие руки и ноги, непомерно большая голова, большие отвислые уши и нос. Нос поражал больше всего: у корня нос западал, а к концу расширялся и даже загибался немного вверх «туфлею». Все движения молодого человека были очень быстры, угловаты, неожиданны. Он никак не мог быть причислен к красавцам. И тем не менее ничего отталкивающего в его внешности не было. Даже наоборот: молодой человек вызывал симпатию необычайной комичностью жестов и мимики лица, а своим уродством мог возбудить только жалость…» ... Далее
  • 49.
    Остров погибших кораблей. Последний человек из Атлантиды. Небесный гость (сборник)
    «Остров погибших кораблей». 1920-е годы. В океане терпит крушение трансатлантический лайнер. Чудом уцелевших пассажиров – Реджинальда Гатлинга, арестованного за преступление, которого он не совершал, конвоирующего его в Штаты сыщика Симпкинса и прекрасную Вивиану Кингман – течением относит куда-то в стоячие воды страшного и таинственного Саргассова моря, где они оказываются пленниками обитателей загадочного рукотворного острова… «Последний человек из Атлантиды». Загадочный остров, находившийся в древности где-то за Геркулесовыми столпами, могущественная империя, простиравшая свое влияние на половину обитаемого мира и в один день потерявшая все… Американский миллиардер Соли организует поисковую экспедицию в надежде найти хоть какие-то следы мифического государства. За 10 лет до приключений Конана-киммерийца, за полвека до «Таис Афинской» Беляев оживил легенду, показав читателю мир на заре истории глазами человека из Атлантиды. «Небесный гость» – таким поэтическим именем назвали двойную звезду, которая должна пройти в непосредственной близости от Земли, при этом оторвав часть земной атмосферы и океанической массы. Отважные ученые конструируют сверхпрочный глубоководный аппарат, рассчитывая переместиться в нем на поверхность космического агрессора. Их не останавливает даже понимание того, что вернуться на Землю будет невозможно. ... Далее
  • 50.
    Продавец воздуха
    Увлекательная, захватывающая история противостояния бесстрашного молодого метеоролога Клименко и полубезумного, гениального авантюриста Бейли, научившегося сжижать воздух из атмосферы и пускать полученные шарики воздушного газогидрата на продажу. Преступная деятельность Бейли приводит к радикальным изменениям климата. Земля начинает терять атмосферу. Как же остановить «продавца воздуха», пока он не погубил всю жизнь на планете?.. ... Далее
  • 51.
    Замок ведьм. Мертвая голова. Над бездной
    Александр Романович Беляев (1884 – 1942) – русский писатель-фантаст, один из основоположников советской научно-фантастической литературы. За значительный вклад в русскую фантастику и провидческие идеи Беляева называют «русским Жюлем Верном». © ИДДК 1. «Замок ведьм» – фантастическая повесть, опубликован в 1939 году. Чехия, замок, немецкий учёный, пытается создать шаровые молнии и управлять ими… 2. «Мертвая голова» – фантастический рассказ, опубликован в 1928 году. Морель, профессор биологии, погнался за редкой бабочкой и заблудился в джунглях Бразилии. Он прожил один в тропическом лесу 15 лет… 3. «Над бездной» – фантастический рассказ, опубликован в 1927 году, входит в цикл «Изобретения профессора Вагнера». Профессор Вагнер научился управлять силой тяжести и собирается произвести необычный эксперимент, который может погубить мировую цивилизацию… ... Далее
  • 52.
    Легко ли быть раком?
    «Если вы думаете, что раком быть легко, то глубоко ошибаетесь. Мне пришлось превратиться в рака не более как на час, и этот час оставил самые тягостные воспоминания. Только, пожалуйста, не спрашивайте, как это могло произойти, иначе поставите меня в очень затруднительное положение…» ... Далее
  • 53.
    Звезда «КЭЦ»
    «Кто бы мог подумать, что незначительный случай решит мою судьбу. В то время я был холост и жил в доме научных работников. В один из весенних ленинградских вечеров я сидел у открытого окна и любовался на деревца сквера, покрытые светло-зеленым молодым пушком. Верхние этажи домов пылали палевыми лучами заката, нижние погружались в синие сумерки. Вдали виднелись зеркало Невы и шпиль Адмиралтейства. Было удивительно хорошо, не хватало только музыки. Мой ламповый радиоприемник испортился. Нежная мелодия, заглушенная стенами, чуть доносилась из соседней квартиры. Я завидовал соседям и в конце концов пришел к мысли, что Антонина Ивановна, моя соседка, без труда могла бы помочь мне наладить радиоприемник. Я не был знаком с этой девушкой, но знал, что она работает ассистентом физико-технического института. При встрече на лестнице мы всегда приветливо раскланивались. Это показалось мне вполне достаточным для того, чтобы обратиться к ней за помощью…» ... Далее
  • 54.
    Золушка. О научной фантастике в нашей литературе
    «Судьба советской научной фантастики похожа на судьбу сказочной Золушки – у обеих двойная жизнь: блестящий выезд на бал и унылое существование нелюбимой падчерицы, сидящей в затрапезном платье, в темном углу кухни…» ... Далее
  • 55.
    Властелин мира
    Тот, кто владеет человеческими умами, владеет миром, – и это прекрасно понимает молодой ученый Людвиг Штирнер – изобретатель удивительного аппарата, передающего мысли на расстояние, как радиоволны. Отныне изобретатель может без труда получить все, о чем раньше не смел и мечтать, – богатство, власть и даже сердце любимой девушки Эльзы. Против него бессильны полиция, армия и спецслужбы, и единственный, кто способен ему противостоять, – московский физик Качинский, тоже занимающийся проблемой воздействия радиоволн на человеческий мозг. Война двух гениев начинается… Роман Беляева был впервые опубликован в 1926 году, но и в наши дни читается как замечательное остросюжетное произведение, увлекательное и полное язвительного юмора. ... Далее
  • 56.
    Инстинкт предков
    «Последние посетители давно оставили территорию Московского зоопарка. Ворота закрылись, лучи солнца погасли на куполе соседней церкви, летняя ночь покрыла синим пологом вольеры и дорожки парка, погасила блеск прудов, перекрасила зелень деревьев в черный цвет. И звезды, как глаза любопытных волчат, засверкали на небе – им хотелось узнать, что делается в зоопарке, когда он пустеет от посетителей, назойливо сверлящих тысячами любопытных глаз обитателей сада И глаза небесных волчат видели более любопытные вещи, чем видят глаза людей…» ... Далее
  • 57.
    Гость из книжного шкафа
    «Осенний ветер, надув щеки, разыгрывает хроматические гаммы на каминной трубе. Все тоньше, жалобней, надрывней… И, будто не вынося этой щемящей мелодии, скрежещут где-то на крыше ржавые флюгера. Ветер подхватывает снопы дождя и как сухим веником бьет ими в оконные стекла… Часы пробили три. Три часа ночи. Но профессор Вагнер не спит. Он не спит уже много лет – с тех пор, как победил сон. Его жизнь – один непрерывный рабочий день. И выполняет он две работы сразу. Каждое его мозговое полушарие, как два самостоятельных веретена, ткет сразу две нити мыслей…» ... Далее
  • 58.
    Воздушный корабль
    «– Махтум! Ханмурадов! Ты чего тут лежишь? Мы тебя давно ищем! – Буся Шкляр раздвинул ветви можжевельника-арчи и свирепо смотрел на Ханмурадова сквозь стекла больших очков. Острый нос Буси покрылся потом, белая рубашка взмокла, хотя было еще только восемь часов утра. Махтум Ханмурадов лежал в траве. Золотое шитье на его тюбетейке сверкало. Поддерживая голову бронзовыми мускулистыми руками, Ханмурадов сосредоточенно смотрел на лист репейника…» ... Далее
  • 59.
    Каменное сердце
    «– Гастон приехал! Папа! Папа! Дядя Гастон приехал! Маленькая Ирэн ворвалась в кабинет отца. Леон Шампетье де Риб посмотрел на дочь. Улыбнулся. Но тучка бровей тотчас согнала с лица луч улыбки…» ... Далее
  • 60.
    В трубе
    «– Пять часов. Пора кончать! Ты слышишь, Давыдов? – Сейчас. Что? Что ты сказал? Иди, Коля, иди домой. Я немного задержусь. Да нам и не по пути… – Давыдов вновь склонился над своей моделью. Николай Семенов, хитро улыбаясь, уселся возле своего токарного станка…» ... Далее
  • 61.
    Высокий штиль
    «В газетах как-то сообщалось, что один из иностранных товарищей, посетивший Москву, попав на одно наше деловое собрание, был поражен тем, как мы много говорили. Бели бы этот товарищ заглянул в нашу переписку, в наши деловые бумаги, он мог бы убедиться, что мы любим не только много говорить, но и много писать, писать с чувством; смаком, в самом высоком „штиле“…» ... Далее
  • 62.
    Прыжок в ничто
    «Цандер резко отодвинул чертеж, встал из-за стола, прошелся по кабинету. Вынул из футляра скрипку и заиграл. Длинные тонкие пальцы легко и воздушно танцевали на грифе. Но мелодия, которую извлекал скрипач из своего инструмента, вовсе не была веселой. „Шеф чем-то взволнован! – думал Винклер, прислушиваясь из соседней комнаты к импровизации. – Ото! Сколько горечи! Как жалуется скрипка!..“ Жалоба перешла в возмущение, в горячий протест. Звуки нарастали, крепли и вдруг оборвались неразрешенным аккордом. „Решительно, с Цандером случилось что-то необычное!“ – снова подумал Винклер, вычерчивая рейсфедером кривую. Из кабинета послышались заглушенные ковром быстрые шаги Цандера…» ... Далее
  • 63.
    Ариэль
    Когда-то давным-давно в детстве, Александр Беляев мечтал научиться летать, но не на каких-то аэропланах, а просто так, парить в свободном полете, как птица. Но для этого нужны были крылья, и он мастерил их из различного материала. В одном из многочисленных вариантов были веники, которые он привязывал к рукам, пытаясь взлететь. Прыгал он и с отцовским зонтом с крыши. С годами мечта о полетах хоть и отступила на второй план, но полностью не оставила писателя. Нужно отметить, что Александр Беляев был очень мужественным человеком. Перенеся тяжелое заболевание, он вынужден был носить ортопедический корсет и ходить, опираясь на палку, а когда ему приходилось подолгу лежать в гипсе, он, как вспоминала вдова писателя, писал в письмах: «Жив, здоров, лежу в постели без движения». Ему часто снился один и тот же сон: он свободно парит в воздухе. Прикованный к постели, он мечтал о полетах. Так возник замысел «Ариэля», написанного незадолго до войны. «Ариэль» стал последним произведением писателя. Практически предсказанием его смерти. По удивительному стечению обстоятельств, этот роман стал последним и для Александра Евгеньевича Котова, осуществившего аудиозапись этой удивительной книги, будучи уже тяжело больным, буквально за несколько недель до своей кончины. Эта аудиокнига – наша дань памяти этим двум удивительным людям: писателю и актеру, с одинаковым мужеством и стойкостью выносившими все перипетии судьбы. Они жили в разное время и никогда не видели друг друга здесь, на земле, но, уверены, встретились, улетев из этого мира, подобно Ариэлю, объединившему их такие непохожие, но в чем-то близкие судьбы. Исполняют: Александр Котов ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 64.
    Невидимый свет
    «– По всему видно, что Вироваль – знаменитый врач. – Приходится согласиться, если это видно даже абсолютно слепым. – Откуда вы знаете, что я абсолютно слепой?..» ... Далее
  • 65.
    Светопреставление
    «– Нет, трудно в наше время быть «собственным корреспондентом». Я, как говорится, выбит из седла и не знаю, о чем теперь писать. Вы помните мой рождественский фельетон? Я сделал любопытный подсчет, сколько десятков миллионов бутылок вина и шампанского выпили берлинцы за праздники и сколько сотен миллионов килограммов съели свинины и гусей. Немцам это показалось обидно. «А, он хочет доказать, что нам совсем не плохо живется и что, следовательно, мы можем гораздо аккуратнее платить военные долги?» Дело дошло до дипломатических осложнений. Мне пришлось объясняться и извиняться…» ... Далее
  • 66.
    Орден республики
    «Доктор Петр Федорович Прозоров жил в большом старом доме, который все в городке называли «докторским». Дом стоял в саду, сад примыкал к лесу. А за лесом текла река. Дом был казенный и принадлежал больнице. Но Прозоров уже забыл об этом, потому что жил в нем давно, лет тридцать, с того самого дня, когда приехал в городок на должность врача…» ... Далее
  • 67.
    Звезда КЭЦ. Прыжок в ничто. Небесный гость (сборник)
    Отправляясь вместе с любимой девушкой в погоню за таинственным Палеем, молодой биолог Артемьев и не подозревал, что путешествие приведет его… за пределы Земли. В обстановке строжайшей секретности советские ученые исследуют межпланетное пространство на борту гигантской орбитальной станции, которую называют «Звездой КЭЦ»… По заказу Акционерного Общества «Ноев ковчег» профессор Цандер строит космический корабль, на котором кучка капиталистов и их приближенных бегут на Венеру. Вторая планета от Солнца оказывается негостеприимным миром, населенным кровожадными тварями, но беглецам нет пути назад. Ведь на Земле побеждает мировая революция… Советский ученый Тюменев открывает двойную звезду, которая должна пролететь в непосредственной близости от Солнечной системы. Часть земной атмосферы и океана должна быть притянута одной из планет «Небесного гостя». Друг Тюменева, академик Шипольский, строит подводный аппарат, который должен пересечь мировое пространство вместе с тысячами кубических километров океанской воды… Романы Александра Беляева по праву считаются золотой классикой советской научной фантастики! ... Далее
  • 68.
    Продавец воздуха. Чудесное око (сборник)
    «Продавец воздуха». Воздушные течения по всему земному шару внезапно начинают отклоняться от привычных маршрутов в направлении некой точки, расположенной на просторах Якутии, а атмосферное давление незначительно понижается. Глава исследовательской экспедиции Григорий Клименко и его товарищи находят спрятанный в кратере потухшего вулкана гигантский завод по сгущению воздуха, построенный гениальным ученым, задумавшим шантажировать правительства всех стран. Если его не остановить, мир погибнет… «Чудесное око». Человечество потрясено гибелью судна «Левиафан», вместе с которым погиб знаменитый ученый Хургес. Предчувствуя катастрофу, ученый бросает в волны бутылку с зашифрованной запиской, которую позже выловит экипаж траулера «Серго Орджоникидзе», где проводятся испытания нового прибора – глубоководного «ока» – прообраза современного телевизора. Кто же первым доберется до наследия великого ученого – авантюрист-золотоискатель Скотт или отряд советских моряков? ... Далее
  • 69.
    Последний человек из Атлантиды
    Загадочный остров, находившийся в древности где-то за Геркулесовыми столпами, могущественная империя, простиравшая свое влияние на половину обитаемого мира и в один день потерявшая все… Американский миллиардер Соли организует поисковую экспедицию в надежде найти хоть какие-то следы мифического государства. За 10 лет до приключений Конана-киммерийца, за полвека до «Таис Афинской» Беляев оживил легенду, показав читателю мир на заре истории глазами человека из Атлантиды. ... Далее
  • 70.
    Замок ведьм
    «В Судетах с юга на север тянутся кристаллические Регорнские горы с широкими закругленными верхами, поросшими хвойным лесом. Среди этих гор, находящихся почти в центре Европы, есть такие глухие уголки, куда не доносятся даже раскаты грома мировых событий. Как величественные колонны готического храма, поднимаются к темным зеленым сводам стволы сосен. Их кроны так густы, что даже в яркий летний день в этих горных лесах стоит зеленый полумрак, только кое-где пробиваемый узким золотистым лучом солнца…» ... Далее
  • 71.
    Амба
    «Помню, в детстве у меня возникли серьезные разногласия с моим другом Колей Бибикиным, которые едва не повлекли к разрыву нашей двухлетней дружбы. Он убеждал меня бежать в Америку, чтобы сражаться с индейцами, я же ни о чем не хотел слышать, кроме «Абессинии». – Во-первых, не «Абессиния», а «Абиссиния», – поправил меня Коля. – Во-вторых, пишется и «Абессиния» и «Абиссиния». Но я считаю правильнее писать и произносить «Абессиния», так как это слово происходит от местного старинного названия страны Хабешь, – возразил я с эрудицией настоящего ученого. Я прочитал тоненькую книжечку об этой далекой стране и был очарован…» ... Далее
  • 72.
    Встреча Нового 1954 года
    «– Это было в тысяча девятьсот пятьдесят втором году, в ночь под пятьдесят третий. Я был тогда студентом, жил на Фонтанке, в новом доме-коммуне студентов-электротехников. Группа товарищей, кончавших институт, встречала Новый год у меня. Летом пятьдесят третьего года мы должны были получить звание инженера и разлететься в разные стороны. Естественно, мы заговорили об этом. Куда занесет нас судьба?.. Увидимся ли мы в следующую ночь под Новый год?..» ... Далее
  • 73.
    Когда погаснет свет
    «Экран еще темен, но уже слышатся все усиливающиеся странные звуки «счетоводной симфонии»: сухое щелканье счетов, скрежет арифмометров, стук комптометров и пишущих машинок. Едва заметно вплетается музыкальная мелодия – лейтмотив «счетоводной симфонии». На экране появляется контора «Грей и K°». Узкая комната, тесно уставленная столами, за которыми работают счетоводы на счетах и арифмометрах, машинистки на пишущих машинках с огромными каретками, испещренными цифрами, комптометристы, стоя или сидя на высоких табуретках…» ... Далее
  • 74.
    Дворец Советов
    «Дворец Советов будет величайшим сооружением в мире. Его высота превзойдет высоту самых больших небоскребов и на сто метров превысит высоту Эйфелевой башни, долгое время считавшимся высочайшим сооружением. Естественно, что при проектировании Дворца Советов пришлось отойти от обычных конструкций. Достаточно сказать, что большой зал будет иметь диаметр 150 метров. Как соорудить потолок над таким небывало огромным залом? Как укрепить его? Очевидно, что ни камень, ни даже бетон не подходят. Мысль наших инженеров остановилась на стальном каркасе, который „одевается“ снаружи и внутри различными материалами – камнем, бетоном и пр. …» ... Далее
  • 75.
    Лаборатория Дубльвэ
    «Нина Никитина вошла в большой прохладный вестибюль. На его пороге кончалась власть климата, времен года и суток. Бушевала ли над Ленинградом зимняя вьюга, или беспощадно палило июльское солнце, в новом здании Института экспериментальной медицины был свой постоянный климат с твердо установленной температурой и влажностью. После уличного зноя начисто отфильтрованный воздух освежал, как морской бриз…» ... Далее
  • 76.
    Над бездной
    «Во время своих прогулок в окрестностях Симеиза я обратил внимание на одинокую дачу, стоявшую на крутом склоне горы. К этой даче не было проведено даже дороги. Кругом она была обнесена высоким забором, с единственной низкой калиткой, которая всегда была плотно прикрыта. И ни куста зелени, ни дерева не виднелось над забором. Кругом дачи голые уступы желтоватых скал; меж ними кое-где росли чахлые можжевельники и низкорослые, кривые горные сосны…» ... Далее
  • 77.
    Земля горит
    «В Деловом дворе, в приемной председателя ВСНХ СССР, среди посетителей появился пожилой человек с потертым годами и жизнью лицом и в потертом пальто. Усевшись в углу, он сидел неподвижно, ожидая, когда начнется прием. Дверь кабинета открылась, и оттуда выглянула секретарша. Она глазами пересчитывала очередь людей с портфелями и бумагами в руках. Несколько человек сорвались с места и подошли к ней. Но человек в потертом пальто опередил всех…» ... Далее
  • 78.
    Держи на запад!
    «Великий Ум был слишком погружен в занятия, чтобы думать о смерти. Но зато об этой приближающейся смерти думали все окружающие, думала страна, думал весь мир. Смерть Великого Ума была бы для человечества ужасной, быть может, невозвратимой потерей. Великий Ум был гордостью человечества и его великой надеждой. Это был гений, сверхгений, к рождению которого подготовлялось несколько поколений. Сменявшиеся ряды ученых-евгенистов тщательно подбирали наследственные черты, гены, искусственным подбором создавали то, что до сих пор было неожиданным даром природы…» ... Далее
  • 79.
    Человек, который не спит
    «– Дэзи… Я не перенесу ее потери! Дэзи – мой лучший друг… Я так одинока… Гражданка Шмеман вытерла кружевным платочком красные подслеповатые глаза и длинный нос. – Уверяю вас, – продолжала она, жалобно всхлипнув, – что это дело рук профессора Вагнера. Я сама не раз видела, как он приводил на веревочке собак в свою квартиру… Что он делает с ними? Боже! Мне страшно подумать! Может быть, моей Дэзи нет в живых… Примите меры, прошу вас!.. Если вы не сделаете этого, я сама пойду в милицию!.. Дэзи, моя бедная крошка!..» ... Далее
  • 80.
    Необычайные происшествия
    «В чудеса мы не верим. Все, что происходит в мире, даже самые на первый взгляд загадочные вещи, можно объяснить научно. Приходилось ли вам задумываться о судьбе земли, если бы вдруг погасло солнце или поблизости появилось бы второе? Если бы исчезла луна или увеличилась раз в двадцать? Какие изменения это внесло бы в нашу жизнь? Ведь законы, управляющие миром, не перестали бы действовать…» ... Далее
  • 81.
    На пороге великих открытий
    «Начало XX века ознаменовалось крупнейшими научными открытиями в области физики. Эти новые открытия еще раз подтверждают всю правоту и плодотворность материалистического метода в науке…» ... Далее
  • 82.
    Сверхъестественные задания
    «Иного названия для них нельзя придумать. С год тому назад в одном из управлений округов некоему связисту было дано задание: составить под угрозой „наложения строгих взысканий за невыполнение“ в недельный срок алфавитный список всех узаконений и распоряжений по ведомству связи с октября 17 года. Ни много, ни мало. В недельный срок сделать работу, которую и наркоматскими силами в год не осилишь…» ... Далее
  • 83.
    Чудесное око
    «Океанский пароход назывался «Левиафаном» по праву. Это был настоящий плавучий город с «улицами», садами, площадями, кинотеатрами, концертными залами, фонтанами, бассейнами, спортивными площадками, садами-оранжереями тропических растений. По мягким коврам длинных коридоров неслышно скользили вымуштрованные лакеи в униформе. Двери кают, стены, панели отсвечивали красным деревом, сверкали начищенной медью. В помещениях, занимаемых пассажирами, стоял своеобразный запах – смесь дорогих духов, мыла, сигар, кожаных чемоданов и еще чего-то неуловимого, приносимого, наверное, свежим дыханием океана…» ... Далее
  • 84.
    Случай с лошадью
    «На ежегодных скачках 21 мая 1926 года в Ипсоне всеобщее внимание привлек розыгрыш главного приза в пять тысяч фунтов стерлингов. Среди трехлеток прекрасных английских скакунов выделялись два претендента на первенство: светло-золотистая Лорелей и рыжий красавец Викинг. Большинство ставок было поставлено на этих двух лошадей, уже показавших свои необычайные качества на тренировочных пробегах. Но Викинг, по всеобщему признанию, имел больше шансов на выигрыш…» ... Далее
  • 85.
    Под небом Арктики
    «– Опять кошка за стеной мяучит, – сказал Игнат Бугаев, быстро проглядывая графики нагрузки электростанции. Уборщица гурьевской гостиницы для приезжающих не поняла шутки и серьезно ответила: – Это не кошка. Это ваш сосед Джим Джолли играет на гавайской гитаре. – Негр? – Да, негр. Он недавно приехал к нам из Америки. Музыка вам не мешает? Я могу сказать…» ... Далее
  • 86.
    Борьба в эфире
    «Я сидел на садовом, окрашенном в зеленый цвет плетеном кресле у края широкой аллеи из каштанов и цветущих лип. Их сладкий аромат наполнял воздух. Заходящие лучи солнца золотили песок широкой аллеи и верхушки деревьев…» ... Далее
  • 87.
    Он жил среди звёзд
    «Сегодня исполняется пять лет со дня смерти Константина Эдуардовича Циолковского. Страна не забыла и не забудет смелого изобретателя, ученого-самоучку. Пятилетие со дня его смерти отмечается открытием в Москве памятника ему. Издаются его труды, – собрание сочинений в шести томах, широко охватывающие самые разнообразные области науки и техники, вплоть до последних его работ о батисфере, об использовании морских приливов и пр. …» ... Далее
  • 88.
    Золотая гора
    «Голубое небо прозрачно, как хрустальные воды горного озера. Высоко-высоко журавлиной стаей летят легкие перистые облака. Под облаками парит орел, распластав свои огромные крылья. Он делает медленные круги и смотрит вниз. Под ним расстилаются горы с белыми шапками снега, темная зелень лесов, горные озера, похожие на куски разбитого зеркала, белое кружево водопадов, серебряные ленты речек. Но не эта знакомая картина интересует орла. Его зоркие глаза прикованы к большому белому камню, что лежит у реки, на мшистом склоне холма. На камне сидит человек, а около него вертится черный как смоль живой комочек. Он, должно быть, очень жирный, этот комочек! Хорошо бы упасть камнем и, схватив черный комочек, отнести в гнездо, на вершину горной сосны, своим голодным детенышам… Но человек мешает… Зачем он пришел сюда, в это пустынное место? Что ему надо?..» ... Далее
  • 89.
    Хойти-Тойти
    «Огромный берлинский цирк Буша был переполнен зрителями. По широким ярусам, как летучие мыши, бесшумно сновали кельнеры, разнося пиво. Кружки с незакрытыми крышками, означавшими неудовлетворенную жажду, они сменяли полными, ставя их прямо на пол, и спешили на призывные знаки других жаждущих. Дородные мамаши с великовозрастными дочками разворачивали пакеты пергаментной бумаги, вынимали бутерброды и пожирали кровяную колбасу и сосиски в глубокой сосредоточенности, не отрывая глаз от арены…» ... Далее
  • 90.
    Охота на Большую Медведицу
    «– Смертельно раненный лев обрушился на меня и издох. Весь облитый его и своей кровью, обессиленный ранами и борьбой, я задыхался под косматым брюхом мертвого зверя. Только утром товарищи нашли меня и еле живого извлекли из-под трупа льва и привели в чувство. Но все же я благодарен ему: если бы он так хорошо не прикрыл меня, я был бы растерзан гиенами, сбежавшимися к полю битвы. Вот почему я и сказал, что мертвый может спасти жизнь живому, – закончил Дик свой рассказ…» ... Далее
  • 91.
    Сильнее бога
    «Свирепый северный ветер не утихал ни на минуту. Он словно решил уничтожить все на своем пути. Ледяная пустыня была гладка как стол, безжизненна. «Ни деревца, ни былинки, ни мышки. Не пробегает олень, и не гонится за ним волк», – как говорится в чукотской сказке. Только кое-где из-под снега, оледенелого до твердости камня, поднимались невысокие осколки ледяных глыб…» ... Далее
  • 92.
    Страх
    «– На огород идешь? – На огород. Хочу покопать картошку. Как бы мороз не стукнул. Ты здесь без меня справишься. Заведующий почтовым отделением Ефимий Венедиктович Пилецкий надел барашковую шапку и старенькую тужурку на вате, сохранявшую еще синие, поблекшие канты и несколько «серебряных» пуговиц почтово-телеграфного ведомства…» ... Далее
  • 93.
    Счастливые американцы
    «Американцы расчетливы. Расчетливость не порок. Мы сами ведем, борьбу за режим экономии. Но когда голый коммерческий расчет прикрывается словами о гуманности и справедливости – это уж звучит фальшиво. И не только фальшиво, но и смешно звучит джаз-банд американской гуманности и справедливости, когда узнаешь, что эта „музыка“ оплачивается не „благотворителями“, а из кармана „облаготворяемых“. Это – уж фарисейство и лицемерие…» ... Далее
  • 94.
    Небесный гость
    «Легкие, веселые, словно сотканные из сверкающих огней стоэтажные небоскребы угасали один за другим и становились похожими на черные, угрюмые, тяжелые скалы. Деловой день кончался. Тресты, банки, торговые компании, конторы прекращали работу. Небоскребы пустели, умирали, темнели. Зато нижние этажи домов засверкали еще ослепительней огромными витринами и световыми рекламами магазинов. Оживали кино, бары, рестораны…» ... Далее
  • 95.
    Творимые легенды и апокрифы
    «Иван Степанович Вагнер, профессор 1-го Московского университета по кафедре биологии, давно известен своим ученым коллегам как исключительно разносторонний ум, талантливый изобретатель и смелый экспериментатор. Широкой же публике Вагнер стал известен всего пять лет назад, когда ему пришлось выступить в качестве обвиняемого по так называемому „собачьему делу“ в народном суде…» ... Далее
  • 96.
    Аргонавты вселенной
    «Детиздат Украины выпустил вторым изданием роман В. Владко „Аргонавти всесвiту“. Этот же роман вышел на русском языке в Ростовском областном книгоиздательстве. В послесловии украинского издания сказано: „Автор использовал свое выгодное положение писателя, который писал роман о межпланетных путешествиях уже после многих предшествующих произведений. Это дало ему возможность избегнуть многих ошибок, которые допускали в своих талантливых произведениях авторы фантастических произведений о межпланетных путешествиях…“…» ... Далее
  • 97.
    Пятнадцать смелых
    «12 декабря 1939 года в районе дрейфа «Седова» началось значительное похолодание. Через несколько дней это похолодание распространилось над всей европейской территорией СССР. Так наглядно мы могли убедиться в огромном значении освоения севера для прогноза погоды…» ... Далее
  • 98.
    Чёртова мельница
    «– Прямо от станции идет через весь поселок большая улица – Советская. По ней вы и идите. Дачи окончатся, начнется полевая дорога, идите по ней мимо спортивной площадки вниз, к речке. У самой речки и будет деревня Стрябцы. Идите по улице налево до конца деревни. Второй дом слева – обратите внимание на огромные дубовые ворота – это и будет моя дача. Хозяйка, Анна Тарасовна Гуликова, летом живет на мельнице. А до мельницы рукой подать. На всякий случай вы сходите к хозяйке на поклон – она женщина строгая. Скажите, что вы приехали ко мне в гости, будете ночевать, и что я приеду попозже…» ... Далее
  • 99.
    Ковёр-самолёт
    «Впервые я узнал о профессоре Вагнере много лет тому назад. В одном журнале, который теперь трудно разыскать, я прочитал забавную историю – «Случай на скачках». На Московском ипподроме был большой день. Афиши оповещали о «грандиозной программе», о высоких денежных призах и драгоценных призовых кубках, об участии в скачках лучших лошадей, наездников, русских и иностранных, о встрече мировых чемпионов. Скопление публики было необычайное. Завсегдатаи бегов и скачек указывали новичкам на знаменитых наездников и красивых, выхоленных до блеска призовых лошадей, называли их звучные имена, вспоминали их родословную, победы, рекорды, резвость, имена владельцев и заводов – словом, все, что может интересовать завзятого поклонника тотализатора…» ... Далее
  • 100.
    Гражданин Эфирного Острова
    «Константин Эдуардович Циолковский – космический человек. Гражданин Эфирного Острова. Вы не знаете, что такое Эфирный Остров? – Наше Солнце освещает более тысячи планет. В Млечном Пути не менее миллиарда таких солнечных систем. В Эфирном Острове находят около миллиона таких Млечных Путей. Дальше этого астрономия пока не идет! Вот что такое Эфирный Остров…» ... Далее
  • 101.
    Срезы бытия. Медитационное исследование действительности
    Эта книга написана весьма необычным способом. Занимаясь медитациями, автор в течение нескольких лет мысленно исследовал различные категории реальности, после чего за несколько месяцев написал предложенную Вам работу. ... Далее
  • 102.
    Астральный медальон. Хроники затомиса
    Главный герой знакомится с необычным актером-йогом и становится его учеником. Вскоре жизнь его круто меняется, и он начинает выходить в астрал.
  • 103.
    Девочка и домовой. Хроники затомиса
    Десятилетний мальчик видит сон, в котором он встречает главную героиню этой книги. Маленькая девочка забирается в подвал и встречает там маленького простуженного человечка размером с куклу. ... Далее
  • 104.
    Среди одичавших коней
    «– Что нового, Вилли Улла? – спросил Бойко, поворачивая исхудавшее, бледное лицо. Хозяин дома только что вернулся из города. Он поставил в угол корзину, снял барашковую круглую шапку, вытер со лба и шеи пот и снова надел шапку. Он был чем-то взволнован, но старался не показывать этого…» ... Далее
  • 105.
    Человек-термо
    «Рубцов – это я. Илья Ильич. Двадцать четыре года от роду. Румян, весел, подвижен. Товарищи называют меня Чижиком. Товарищи – это Пронин Иван и Дашкевич Казимир, он же Казя. Пронин похож на меня, он так же молод, весел и подвижен. А Дашкевич даже на самого себя не всегда бывает похож. Он как весенняя погода: то дождь, то снег, то солнышко, то тучи, то тепло, то холодно – всего понемножку. Казя – высокий, худощавый, угловатый. Он здоров, но мнителен и часто находит в себе несуществующие болезни…» ... Далее
  • 106.
    Три портрета
    «Кто из нас не читал жуткого рассказа Н. В. Гоголя о портрете старика, который выходил по ночам из рамы и пугал художника?.. Гоголевский «Портрет», разумеется, – фантазия. Однако давно известно, что жизнь нередко осуществляет самые смелые фантазии. Послушайте правдивую историю о трех портретах. Из них два первые не представляли из себя ничего чудесного: они крепко сидели в своих рамах. Зато третий портрет, вопреки «всем законам природы», выскочил из рамы и убежал на село…» ... Далее
  • 107.
    Питерский ветер. Стихи
    В этом сборнике опубликованы по большей части стихи Александра Беляева раннего периода, когда автор проживал в Ленинграде до 1983 года.
  • 108.
    Вторая половина. Стихи
    Книга «Вторая половина» включает московский период жизни автора, который начался в 1984 году и длится по настоящее время.
  • 109.
    Идеофон
    «Судебный следователь Паоло Минетти небрежно бросил пенсне на раскрытое «дело», провел левой ладонью по высокому лбу, орлиному носу, выступавшему из красных, толстых щек, и зажал седеющую бородку…» ... Далее
  • 110.
    Плащаница. Мистические поэмы
    Сборник мистических поэм Александра Беляева «Плащаница» содержит в себе произведения, написанные в разные годы, и хронологически отражает духовные искания автора на разных этапах его жизни. ... Далее
  • 111.
    На воздушных столбах
    «Мы летели довольно низко над пересеченной местностью, и прекрасный пассажирский аэроплан порядочно покачивало. Мой сосед, журналист из Вены, Эрвин Лик, крепко „пришитый“ к креслу широким ремнем, морщился, разглаживая географическую карту, которая ежеминутно сползала с его колен…» ... Далее
  • 112.
    Город победителя
    «Карл Фит открыл глаза и улыбнулся. Уже несколько дней он просыпался с улыбкой на губах – быть может потому, что засыпал с мыслью о том, как хороша и интересна жизнь. И как вчера, как третьего дня, он внимательно посмотрел вокруг себя. Он закинул голову назад и увидел балконную дверь, через стекла которой в комнату вливались косые лучи утреннего солнца; скользнул взглядом по небольшому письменному столу из белого дуба и удобному рабочему креслу; повернул голову, осмотрел платяной шкаф в стене, как бы желая удостовериться, все ли на месте, и закончил осмотр умывальником около двери. Все на месте. Все так, как вчера, в этой маленькой, чистенькой, беленькой комнатке. А картины на стенах и букет на столе?…» ... Далее
  • 113.
    Освобожденные рабы
    «Бузи работал в поте лица. Он натирал сухой, мягкой тряпкой полированную поверхность черного круглого стола. Она давно уже блестела, как зеркало, и Бузи, наклоняясь, видел свою голову – курчавую, черную голову негра, с крупными каплями пота на лбу…» ... Далее
  • 114.
    Погоня за двойником. Хроники затомиса
    Главный герой книги просыпается после десятилетнего летаргического сна и выясняет, что некоторых событий, о которых он помнил из своей прежней жизни, в действительности не было. ... Далее
  • 115.
    Игры у животных
    «У зверей и птиц много забот и трудов. Надо построить дом-гнездо или нору. Надо раздобыть пищу себе и детям. Но не все же работа. Надо и отдохнуть, и позабавиться. Многие животные – в особенности молодые – могут, как малые ребята, целыми часами забавляться камешками, щепками, кусочками дерева. Это их игрушки. Они катают, подбрасывают, ловят их…» ... Далее
  • 116.
    Астральная Упанишада. Хроники затомиса
    Главный герой попадает в странный астральный город, встречает там девочку из своего сна и узнает альтернативную историю христианской цивилизации. ... Далее
  • 117.
    Семя зла. Хроники затомиса
    Главный герой, путешествуя по шрастрам, попадает в странную местность под названием Дуггур, где становится свидетелем трансформации местных существ. ... Далее
  • 118.
    Цветок Тенгри. Хроники затомиса
    Главный герой оказывается в далеком прошлом, становится свидетелем планетарной катастрофы и становится исполнителем миссии, которую на него возлагает цивилизация, предшествующая человеческой. ... Далее
  • 119.
    Дороги изнанки. Хроники затомиса
    Главная героиня теряет сознание на лавочке в Ботаническом саду и оказывается в преисподней, где путешествует по разным шеолам в сопровождении местной обитательницы. ... Далее
  • 120.
    Восхождение на Везувий
    «– Stazione Pompei… Не успели мы выйти из вагона, как были окружены целой толпой «гидов», галдящих на итало-французском жаргоне, размахивающих руками, горячо что-то доказывающих нам. Белки и зубы сверкают на коричневых лицах, глаза горят, мелькают руки и шапки… Точно неожиданно мы попали в толпу злейших врагов, угрожающие крики которых каждое мгновение могут перейти в рукопашную…» ... Далее
  • 121.
    Прогулки на гидроаэроплане
    «…Авиатор осмотрел наши шляпы. Моим «кепи» удовлетворился, натянув его мне больше на уши. Попросил снять пенсне, – чтобы не сдуло ветром. Легкую шляпу моего соседа авиатор заменил теплой вязаной «авиаторской» шапкой, закрывающей всю голову, кроме лица. Авиатор собственноручно натянул на голову моего товарища эту шляпу, чем вызвал восторг собравшихся на берегу мальчишек…» ... Далее
  • 122.
    Эффект сто первой обезьяны. Хроники затомиса
    История возникновения Земли, удивительной цивилизации, существовавшей миллионы лет назад, создания первой пары людей и роли во всем этом главной героини. ... Далее
  • 123.
    Голубой уголь
    «Большой Мурман предъявит большой спрос на энергию. Об этом мы должны уже сейчас подумать. Сжигать лес на электрических станциях „техническое варварство“ пережиток старины, от которого мы должны отказаться, возможно скорее. Ископаемым топливом, углем нефтью, природа не побаловала нас, быть может оно и есть в районе Мурмана, но о нем мы еще не знаем. Водные источники энергии – „белый уголь“, лежат несколько южнее, при том их запасы ограничены…» ... Далее
  • 124.
    Огни социализма, или Господин Уэллс во мгле
    «По берегам Вислы и Днепра, Дона и Чусовой еще не просохла кровь, пролитая в гражданской войне. Истерзанная страна залечивала раны. По городам брались на учет фабрики, заводы, склады, квартиры. Местные газеты печатали в отделе местной хроники: «За первую половину ноября выявлено 15 фабрично-заводских предприятий и 250 складов и квартир». Петроград замерзал. Не хватало дров, угля, лопнули трубы отопления. «Чрезутоп» рассылал боевые приказы. Вагоны были переполнены квалифицированными рабочими, возвращавшимися с фронта и деревень к опустевшим фабрикам, замороженным котлам, чтобы оживить их к новой жизни. Петроград напоминал искалеченного инвалида войны…» ... Далее
  • 125.
    Рассказы о дедушке Дурове
    «Ребята, видели вы в цирке дрессированных зверей дедушки Дурова? Если не видели, то, наверное, слышали о них. Звери дедушки Дурова ходят по канату, стреляют в цель, ловят мячи, управляют поездом, считают. Да не перечислишь всего, что умеют делать четвероногие артисты дедушки…» ... Далее
  • 126.
    О моих работах
    «В рецензии на мой роман „Голова профессора Доуэля“ (журнал „Детская литература“ № 1, 1939 г.) тов. Рыкачев между прочим пишет, что моя критика научных ошибок в романе Гребнева „Арктания“ имеет четко выраженный самокритический характер. Должен сказать, что все мои критические высказывания имеют и самокритический характер, так как все недостатки других авторов имеются в большей или меньшей степени и у меня. И, пожалуй, единственный случай, когда критика не являлась и самокритикой, – это случай с моей критикой научной ошибки Гребнева, и вот почему…» ... Далее
  • 127.
    О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова «Победители недр»
    «„Искусство – трудно, критика – легка“ – это изречение особенно применимо к научной фантастике. Научно-фантастическое произведение должно удовлетворять всем требованиям, которые предъявляются к художественной литературе. Но сверх этого на авторе научно-фантастического произведения лежит дополнительная нагрузка: он должен овладеть научным материалом и умело подать его. Научная фантастика – труднейший жанр…» ... Далее
  • 128.
    Дорогой Чандана
    «Ночь была темная. Низкие облака закрывали небо. Под утро на фоне посеревшего неба обозначились бамбуковые заросли, а перед ними – очертания бунгало. Перед верандой на площадке расположились, как изваяния, полуголые индусы. Первым у ступенек сидел худой и высокий старик. Его одежда состояла из набедренника и небольшого тюрбана. Это был райот (крестьянин) – арендатор Ашока. Он забрался сюда с вечера, чтобы занять первую очередь. Рядом с ним – его сосед Нанде, еще молодой индус с черными лохматыми волосами и задумчивыми грустными глазами, а дальше – Бандусар, рыжеватый, широкоплечий человек с вывороченными ноздрями широкого носа и раздвоенной губой…» ... Далее
  • 129.
    Воздушный змей
    «Николай Иванович Самохин и Семен Лучкин были большими друзьями. Дружба их началась еще с тех пор, когда они вместе играли в бабки на пыльной деревенской улице и называли друг друга Колька и Семка. Жили они в деревне Буйково, расположенной на высоком берегу небольшой реки. По ту сторону реки лежали заливные луга…» ... Далее
  • 130.
    Средства выведения космических летательных аппаратов
    В пособии рассмотрены основные характеристики существующих и перспективных ракет-носителей космического назначения легкого, среднего и тяжелого классов. Описаны требования, предъявляемые к космическому аппарату со стороны ракеты-носителя. Для студентов 4–6-го курсов, обучающихся по специальности «Космические летательные аппараты и разгонные блоки». ... Далее
  • 131.
    Берлин в 1925 году
    «Как я попал сюда, не знаю. И почему сейчас 1925, а не 1915 год, тоже не знаю. Однако, интересно. Последний раз я был в Берлине за год до минувшей войны. Посмотрим, что стало с Берлином…» ... Далее
  • 132.
    Великий транспортник
    «Прошло четыре года со дня смерти всемирно известного ученого самоучки К. Э. Циолковского, – „патриарха звездоплавания“. „Патриарх звездоплавания“ – почетное звание. Но оно имеет и свое неудобство. Когда говорят о Циолковском, то вспоминают прежде всего и больше всего о его ракетах, о полетах на Луну. Это, конечно, самое ценное и самое интересное, эффектное из его многообразного научного наследства. Но полеты на планеты еще долго будут оставаться уделом научной фантастики. Поэтому и самого Циолковского даже в наше время некоторые люди склонны считать, – пусть гениальным, пусть научным, – но фантастом, мечтателем. До революции же его иначе не называли как мечтателем, несерьезным фантазером, старавшимся убедить серьезных ученых, что люди смогут летать на аппаратах тяжелее воздуха, что аэростаты, дирижабли могут быть управляемы, что (верх фантазии!) люди смогут летать в безвоздушном мировом пространстве при помощи реактивных аппаратов-ракет…» ... Далее
  • 133.
    Заочный инженер
    «Сбежала одна река в Казахстане. Надо вам сказать, что эти азиатские реки шалые. Прямо, можно сказать, сумасшедшие. Где вчера была мель, сегодня на том месте омут. Текла река вправо, глядишь – повернула влево. В один день метров двадцать берега отгрызёт вместе с кишлаками. Шалит, одним словом. Есть и такие реки: невесть откуда начинается и невесть где пропадает. Не то высыхает, не то в песок зарывается, от солнца прячется, – и течёт себе под песком никому неведомая. А люди по пескам ходят и умирают от жажды. За этими реками никакие карты не угонятся. На карте – одно, а на деле совсем другое. Хоть каждый день карту перечерчивай…» ... Далее
  • 134.
    Герой выходит из экрана
    «Газеты сообщают о новом, чрезвычайно важном изобретении советской кинотехники в области так называемого объёмного кино. Вот как пишет очевидец Евг. Кригер…» ... Далее
  • 135.
    Завоевание стратосферы
    «В последние годы ученые всего мира проявляют напряженный интерес к изучению заповедных уголков воздушного океана, лежащих в области стратосферы. Что такое стратосфера? Весь земной шар окружен воздушной оболочкой, высотою, примерно, в 1 000 километров. „Дно“ этого воздушного океана, в среднем до десяти километров от поверхности земли, называется тропосферою (от греческого слова „тропос“ – поворот, так как здесь происходит перемешивание воздуха); выше начинается стратосфера (от латинского слова „стратус“ – слой)…» ... Далее
  • 136.
    Закон о частном радиолюбительстве
    «Радиолюбительство, как широкое общественное движение, возникло во всем мире всего несколько лет тому назад. Оно не имеет таких глубоких традиций, как, напр., искусство, питавшееся долгое время соками буржуазной культуры. Радиолюбительство – явление совершенно новое. И именно поэтому; на нем особенно интересно проследить, какую судьбу претерпевает и какой плод дает; всякое новое семя знания в зависимости от того; на какую почву она падает…» ... Далее
  • 137.
    Земля и небо
    «В 1933 году в Лондоне была издана „пророческая“ книга Герберта Уэллса „Контуры грядущих вещей“. Пугая читателей всяческими ужасами будущих войн и эпидемий, Уэллс – „прорицатель“, указывает точно и конец этих ужасов: он назначает на 1946 г. в Басре международную конференцию летчиков. Конференция вырабатывает новую систему международной диктатуры. Пользуясь сильнейшим орудием военной авиации, аристократия воздуха устанавливает, в союзе с кастой ученых, свое господство на всем земном шаре…» ... Далее
  • 138.
    К истории нашего города
    «Город Пушкин – Детское Село – Царское Село – насчитывает всего 230 лет. Это немного в жизни городов. Но своеобразные условия нашего города придают его истории исключительный интерес. Здесь созданы дворцы и парки мировой художественно-исторической ценности. Здесь, в Царском Селе, наряду с Санкт-Петербургом, два столетия вершились судьбы великой империи, а отчасти и Европы. Здесь происходили исторические, политические события огромной важности и, подчас, большой драматической напряженности. Здесь провел юношеские годы гении русской литературы А. С. Пушкин. Вереница исторических людей и колоритнейших фигур нескольких эпох проходит через 230-летнюю историю города…» ... Далее
  • 139.
    О путях развития связи
    «НКПиТ заканчивает разработкой перспективный план развития связи на ближайшее трехлетие, т. е. на 1925-26, 1926-27 и 1927-28 бюджетные годы. Если составление перспективного плана на один год представляет некоторые трудности, то составление его на три года является делом исключительной сложности…» ... Далее
  • 140.
    Парк чудес
    «Дискуссия о судьбе пушкинских парков разрослась. Ревнители «всего высокого, всего прекрасного» стараются сохранить «созерцательную» неприкосновенность парков, охранить их от вторжения шумной толпы, от превращения вековых парков в неопрятный базар с пошлыми, безвкусными ларьками и нелепыми уборными на месте былых «храмов красоты». Их противников – «хозяйственников» – больше интересует вопрос о том, как бы максимально уплотнить парки доходными предприятиями. И пока идет как будто неравный спор: ревнители красоты пишут, взывая к лучшим чувствам, «хозяйственники» – проводят свою экономическую экспансию парков…» ... Далее
  • 141.
    Два зеркала. Хроники затомиса
    Брат устраивает главную героиню в закрытую лабораторию в качестве экстрасенса, где с ней происходят таинственные происшествия.
  • 142.
    Третий фактор. Хроники затомиса
    Окончательная развязка всей истории, описанной в 11 книгах цикла. Главной героине предстоит встретиться с необычным противником, в противостоянии с которым у ней, кажется, нет никаких шансов на победу. ... Далее
  • 143.
    Бабушка Мойра
    «Ваня, Маша, Петя и Бабушка, потом Кот в сапогах. Детская комната. У задней стены Петина кровать, у левой стены – Машина, у правой – Ванина. Вечер. Горит лампа. Бабушка укладывает детей спать. Ваня и Маша уже раздеты и лежат в кроватках, Петя нехотя раздевается и капризничает…» ... Далее
  • 144.
    Вечный хлеб
    Профессор-биохимик Бройер изобрел культуру простейших организмов, которая не требует особого ухода, быстро растет и представляет собой вкусное и сытное тесто. Ученый мечтает о том, что его открытие сделает всех людей счастливыми. Для испытания безопасности своего изобретения, профессор отдает горшочек с тестом бедному старику Гансу, взяв с него обещание хранить тайну. Однако он не сдержал свое слово и вскоре «вечный хлеб» становится достоянием всех жителей деревни, а чуть позже его производство начинают в промышленных масштабах. Вот только никто не учел того, что с наступлением тепла, рост бактерий ускоряется в разы и теперь Земле и всем людям грозит самая настоящая катастрофа. ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 145.
    Весёлый Таи
    «Он пришел в лес с песней. Багровый клуб лучей заходящего солнца запутался в чаще и, словно задыхаясь, угасал. Нетерпеливая тропическая ночь, не ожидая заката, вступала в лес с востока, ложилась на сухую почву, поднималась по толстым стволам вверх…» ... Далее
  • 146.
    Слепой полёт
    «Джон Кемпбелл был старшим радистом морской радиостанции США в Гонолулу. Молодые помощники называли Кемпбелла «господином эфира» Он знал позывные всех дальнодействующих радиостанций мира. Виртуозно отстраивался и настраивался. Имел эфирные знакомства во всех частях света. Для него не существовало границ и местного времени. Он жил во всех широтах и полюсах. На протяжении одной минуты он успевал излучить своим друзьям и «доброе утро», и «добрый день», и «добрый вечер», и «доброй ночи». И никогда не путал, где сейчас на земном шаре день, где ночь, где утро…» ... Далее
  • 147.
    Белый дикарь
    «Странное впечатление производили эти руины времен римского владычества древней Лютецией, затерявшейся среди домов Латинского квартала. Ряды каменных полуразрушенных скамей, на которых когда-то рукоплескали зрители, наслаждаясь кровавыми забавами, черные провалы подземных галерей, где рычали голодные звери перед выходом на арену… А кругом такие обычные скучные парижские дома, с лесом труб на крышах и сотнями окон, безучастно смотревших на жалкие развалины былого величия…» ... Далее
  • 148.
    Прикосновение. Эссе
    Это эссе было написано в середине восьмидесятых годов в пору бурного увлечения автора эзотерикой. В нем анализируются причудливые переплетения феноменального и ноуменального, излагается мистический опыт автора. ... Далее
  • 149.
    Шторм
    «– Поздравляю! – От души поздравляю! Тебе повезло, Левка. Со школьной скамьи и, можно сказать, прямо в капитаны воздушного корабля. – Ну, корабль-то мой на привязи! – со смехом ответил Леопольд Миллер. – Ему вдвойне повезло. Слушайте! Не перебивайте! – старался перекричать всех черноволосый живой Дунский. – Во-первых, этакое назначение… – По заслугам, брат!..» ... Далее
  • 150.
    Нетленный мир
    «Началось с простокваши. Даже не с простокваши, а с молока, которое почему – то не захотело скиснуть. Павел Иванович Симов, учитель школы при совхозе «Заря», пригласил своего приятеля, молодого рабочего совхоза Зиновия Лукьянова, которого он называл «Зиночкой», прийти в воскресенье на обед…» ... Далее

Комментарии: