Рейтинг книг Эдварда Радзинского

Начиная изучать творчество писателя - уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки - вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Эдварда Радзинского.

  • 1.
    Боги жаждут (выпуск 4)
    И он наступил… В России к власти пришли верные ученики французских радикалов – большевики. Они усердно повторят все кровавые достижения французских революционеров, не забыв исполнить главный урок: «Революция, как античный бог, пожирает своих детей. Берегитесь! Боги жаждут!». Слушатели попадут в великолепный Версаль, знаменитый Люксембурский Дворец, превращённый в тюрьму в дни революции, прекрасный Трианон, который так любовно отстраивала Мария Антуанетта, разорив богатейшую французскую казну, грязные камеры тюрьмы Консьержери, в которых провели свои последние дни перед эшафотом королева Франции, а чуть позже вождь революции – Робеспьер, и, наконец, колонный зал Смольного, где было торжественно провозглашено новое государство рабочих и крестьян. Вы почувствуете исчезнувший дух времени, услышите голос Истории. История, к сожалению, не добрая учительница, а суровая наставница и больно бьёт, когда не учат её уроки. ... Далее
  • 2.
    Приятная женщина с цветком и окнами на север
    Произведениям Эдварда Радзинского присущи глубокий психологизм и неповторимый авторский слог. «Приятная женщина с цветком и окнами на север» – пьеса о любви, о неизбывной женской вере в счастье, о надежде, которую невозможно убить никаким предательством. ... Далее
  • 3.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 2)
    Первая половина 19 века. Александр I – победитель Наполеона, загадочный «северный Сфинкс», прославившийся военными победами, противоречивым правлением и таинственной кончиной. Истинный рыцарь самодержавия Николай I – об этих великих Романовых пойдет речь. И, конечно, о первом русском философе Петре Чаадаеве. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 4.
    Прогулки с палачом
    В произведении «Прогулки с палачом» история Французской революции представлена глазами знатока смерти – потомственным палачом Парижа. Смерть шла с ним рука об руку, его взгляда и встреч с ним избегали монархи и революционеры. Прохожие, едва завидев его, спешно переходили на другую сторону улицы. С приходом Революции все изменилось: изгой превратился в Великого палача. Главным действующим лицом теперь стала «мадам Гильотина». Изобретенная для «демократического» лишения жизни приговоренных, она трудилась с заката и до рассвета. «Люди придумали смертную казнь. Им нравится смотреть на это. Палач – лишь исполнитель…», писал Сансон в дневнике, в котором, кроме ведения кровавого счета жертв, пытался описать и свою жизнь. Жизнь, столь необыкновенную именно в историческом отношении. Прочитал эту книгу Эммануил Виторган, мягкий, обволакивающий голос которого на фоне демонической музыки Берлиоза создает ощущение, что Великий палач где-то рядом, стоит лишь оглянуться, и увидишь того, в «чьей грязной позорной телеге уместилась вся история Революции» © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 5.
    Сократ (сборник)
    «Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифиец, против Сократа, сына Софрониска из дома Алопеки. Обвиняю Сократа в том, что не признает он богов, которых признает город, что создает он других богов. Обвиняю Сократа в том, что развращает он молодежь. Требуемое наказание – смерть…» Как сказал русский философ Сергей Булгаков «Зло есть состояние мира, но не его суть». Трагическое произведение Эдварда Радзинского «Театр времен Нерона и Сенеки» поистине называют «пищей для ума». Причудливые диалоги между учителем Сенекой и его учеником Нероном, наполнены глубокими философскими изречениями великого римского мыслителя и яростно-безумными циничными выпадами и выходками кровавого диктатора. Все это происходит в самом сердце Рима – величественном Колизее. Именно здесь по замыслу Нерона разыгрывается «последняя антреприза жизни» Сенеки. ... Далее
  • 6.
    Старая актриса на роль жены Достоевского
    «Сколько я звонил тебе за эти годы – сколько унижался?.. Ах, сыграйте в моем фильме "Чайков-ский". Хо-хо! Узнала? По-моему, ты потрясена, карга? Тогда – тысяча пардонов! Но у меня не было выхода: ты должна была сыграть в моем гениальном фильме – про Федю Достоевского!..» ... Далее
  • 7.
    Продолжение Дон Жуана
    «Комнатка с фотографиями была какая-то бездонная. Хотя солнце било прямыми лучами и окна были раскрыты – в конце комнатки царил густейший полумрак. И тут, в полумраке, начинались подвохи: в багетных рамах были выставлены гигантские фотографии женщин в натуральную величину. И то ли из-за неясности света, то ли из-за размеров, – но казалось, будто в рамах стоят отнюдь не фотографии, а самые что ни на есть натуральные женщины. Таково было это помещеньице, залитое полуденным солнцем. И вот в нем, за письменным столом, у окна, потонув в солнечных лучах, – сидел добродушнейший субъект. Русоволосый, ясноглазый, румяный, моложавый, но как-то ненадежно моложавый…» ... Далее
  • 8.
    Наш Декамерон, или Исповедь сына нашего века
    «О чем может говорить порядочный человек с наибольшим удовольствием? О себе. Самое страшное, когда ощутил: твердеет! Скорлупа проклятая образуется. Вместо души у меня теперь замечательное каменное яйцо. Нет пылкости. Ни в чем. Впрочем, вру. Страсть появляется, когда надо ненавидеть, завидовать, собачиться. Сам любить не можешь и оттого особенно остро ощущаешь, когда тебя любят…» ... Далее
  • 9.
    Моя театральная жизнь
    «Я много лет пишу для театра, и давно усвоил грустную формулу: драматург пишет одну пьесу, режиссер ставит другую, а зритель смотрит третью… Разбирая эту третью пьесу, мы сможем многое понять не только о самой пьесе, но и о Времени…» Эдвард Радзинский ... Далее
  • 10.
    104 страницы про любовь
    В книге известного драматурга представлена одна из ранних пьес «104 страницы про любовь», которая вызвала в свое время живой интерес зрителей и читателей. По ней снят популярный фильм «Еще раз про любовь». ... Далее
  • 11.
    Любовные сумасбродства Джакомо Казановы
    «Тикали часы», и «весна сменяла одна другую». Закончился XVIII век. И те, кто отрубил голову королю в Париже, уже успели порубить головы и друг другу. И все это время в столице Франции сбрасывали статуи – сначала королей, потом революционеров, потом корсиканца, сменившего этих революционеров… А потом все статуи возвратили на место. К двадцатым годам ХIХ века эта скучная карусель сменилась мифом. Мифом о Золотом Времени, об утерянном Галантном XVIII веке… Так что книга Казановы, начавшая печататься в 1822 году, поспела вовремя. И Казанова шагнул в этот новый век, век рантье, в великолепии своих бессчетных любовных приключений, заставив печально вздыхать все будущие поколения женщин. ... Далее
  • 12.
    О любви к математике
    Велимир Хлебников… Вождь русского авангарда, поэт поэтов в юности хотел стать… математиком. Но позвала поэзия – и заброшена математика, он бредит символистами и в их числе плохим поэтом Городецким, одним из лжекумиров начала века. Чтобы потом отринуть всех их и гордо провозгласить самого себя Мессией, Поэтом будущего, Председателем Земного Шара. ... Далее
  • 13.
    Лунин, или смерть Жака
    «Я, Михаил Сергеевич Лунин, двадцать лет нахожусь в тюрьмах, на поселениях и сейчас умираю в тюрьме, ужаснее которой нет в России. Все мои товарищи обращались за этот срок с жалобами письменными и требованиями. Я – никогда. Я не унизил себя ни единой просьбой, ибо настолько презирал вас, что не замечал. И сия бумага – не есть мое обращение к вам. Я назвал бы ее моей исповедью. Однако я не буду никоим образом возражать, если Верховная власть ознакомится с моим сочинением. Я решаюсь записать сие в виде диалога… следуя изящным традициям французской литературы и взяв за пример сочинение господина Дидро "Разговор Жака Фаталиста со своим Хозяином"…» ... Далее
  • 14.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 3)
    Автор расскажет о царе-реформаторе Александре II, убитом тогдашними детьми перестройки. О том, какой поворот совершила империя после рокового дня 13 марта 1881-го года…О правлении Александра III, попытавшемся «успокоить Россию», а вместе с ней и пламенеющую Европу. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 15.
    Убийство императора. Александр II и тайная Россия
    История Александра II – заключительная часть трилогии «Три царя». Последний царь Николай II, первый большевистский царь Иосиф Сталин и, наконец, последний великий русский царь Александр II – ее герои. Отцы и жертвы великой исторической драмы, разыгравшейся в России в конце XIX – первой половине XX века. ... Далее
  • 16.
    Чуть-чуть о женщине
    Пьеса «Чуть-чуть о женщине» была написана Эдвардом Радзинским в 1968 году специально для Татьяны Дорониной и продолжила общую тематику пьес о любви и ее поиске. ... Далее
  • 17.
    Николай II
    «Я начал читать… Это был шок: вся чудовищная ночь 17 июля, расстрел, двухдневная возня с трупами были обстоятельно и бесстрастно изложены… Апокалипсис, записанный очевидцем! Документ не был подписан, но одна из машинописных копий была выправлена от руки. И в конце документа (также от руки) был приписан страшный адрес – место могилы, где после расстрела были тайно захоронены трупы Царской Семьи…» Уникальное художественно-историческое исследование жизни последнего русского царя основано на редких, ранее не публиковавшихся архивных документах. В книгу вошли отрывки из дневников Николая и членов его семьи, переписка царя и царицы, доклады министров и военачальников, дипломатическая почта и донесения разведки. Последние месяцы жизни царской семьи и обстоятельства ее гибели расписаны по дням, а ночь убийства – почти поминутно. Досконально прослежены судьбы участников трагедии: родственников царя, его свиты, тех, кто отдал приказ об убийстве, и непосредственных исполнителей. Книга также выходила под названием «Последний царь». ... Далее
  • 18.
    Триллер в век мушкетеров. Железная Маска
    Это был век, когда во Францию пришли деньги. Когда храбрость и верность начинают уступать богатству. Первые олигархи в истории – это кардинал и министр финансов Фуке, который так и не понял, что такое власть короля. Это был век куртизанок, когда понятие добродетели начинает исчезать. Век салонов, где правили женщины, и век до сих пор не раскрытых тайн. Одна из которых – тайна Железной Маски… Ответ на историческую загадку будет совершенно неожиданным. ... Далее
  • 19.
    Наполеон. Исповедь императора
    Когда подняли безымянную плиту, под нею оказались еще несколько тяжелых плит (две были отлиты из металла). Император покоился в четырех гробах, заключенных друг в друга. Так англичане стерегли его после смерти… Наконец открыли последний гроб. В истлевшей одежде, покрытый истлевшим синим плащом с серебряным шитьем (в нем он был при Маренго), император лежал совершенно… живой. Он был таинственно не тронут тлением! Эдвард Радзинский ... Далее
  • 20.
    Наполеон. Жизнь и смерть
    Когда подняли безымянную плиту, под нею оказались еще несколько тяжелых плит (две были отлиты из металла). Император покоился в четырех гробах, заключенных друг в друга. Так англичане стерегли его после смерти… Наконец открыли последний гроб. В истлевшей одежде, покрытый истлевшим синим плащом с серебряным шитьем (в нем он был при Маренго), император лежал совершенно… живой. Он был таинственно не тронут тлением! ... Далее
  • 21.
    Императрица и мятежная княжна
    Из именного указа императрицы Екатерины Второй генерал-губернатору Санкт-Петербурга князю Александровичу Голицыну: «Князь Александр Михайлович! Контрадмирал Грейг, прибывший с эскадрой с Ливорнского рейда, имеет на корабле своем под караулом Ту женщину. Контр-адмиралу приказано без именного указа никому ее не отдавать. Моя воля, что бы вы…» В книге Эдварда Радзинского рассказывается о самой загадочной странице русской истории. О судьбе княжны Таракановой. Последней из дома Романовых. Книга также выходила под названием «Последняя из дома Романовых». ... Далее
  • 22.
    Наполеон
    В книгу вошла драма Великой Французской революции в трех действиях.
  • 23.
    Княжна Тараканова
    Из именного указа императрицы Екатерины Второй генерал-губернатору Санкт-Петербурга князю Александровичу Голицыну: «Князь Александр Михайлович! Контр-адмирал Грейг, прибывший с эскадрой с Ливорнского рейда, имеет на корабле своем под караулом ту женщину. Контр-адмиралу приказано без именного указа никому ее не отдавать. Моя воля, чтобы вы…» В книге Эдварда Радзинского рассказывается о самой загадочной странице русской истории. О судьбе княжны Таракановой. Последней из дома Романовых. ... Далее
  • 24.
    Последняя из дома Романовых
    И проступило изображение на экране: у горящего камина на фоне высокого окна сидит молодая красавица. Неотрывно глядит она в небольшой серебряный таз, стоящий у ее ног. В тазу по воде плавают крохотные кораблики с зажженными свечами. Это старинное венецианское гадание. В тот день она решила узнать свою судьбу. О, если бы она ее узнала! Как я любил разглядывать ее лицо на старинном экране! Томно склонив головку с распущенными волосами, она глядит в серебряную воду. И плавают, плавают свечи на крохотных корабликах. И колеблется неверное пламя. Эдвард Радзинский. Книга также выходила под названием «Императрица и мятежная княжна». ... Далее
  • 25.
    Юсуповская ночь
    …Несмотря на революцию и террор, никто из убийц Распутина не погиб от пули, не разделил судьбы столь многих своих друзей. Умер в своей постели от тифа в Гражданскую войну Пуришкевич. В Швейцарии умер великий князь Дмитрий – один из немногих уцелевших Романовых. В Париже благополучно скончались князь Юсупов и доктор Лазаверт… Но воспоминания о мужике не покидали их до смерти. Марина Грей рассказала мне историю о докторе Лазаверте. Он купил в Париже квартиру и мирно жил, пытаясь изгладить из памяти кошмар той ночи. Однажды он уехал отдыхать на лето, а когда вернулся, увидел, что в его доме открыли ресторан. Ресторан назывался… "Распутин"!.. ... Далее
  • 26.
    Иоанн мучитель
    Первые тринадцать лет его правления были благодетельны – великая пора в нашей истории! Остальные двадцать с лишним лет – кровь и террор, избиение народа, будто царя подменили, будто дьявол вошел в него. Темна до него история московских правителей – безликих теней, тускло отраженных в летописях… Он первый заговорил. Он оставил множество писем, в которых – его голос, его шутки, его проклятия. Так что он сам, царь Иван Четвертый, и поведет нас по собственной истории. ... Далее
  • 27.
    Иосиф Сталин. Последняя загадка
    Война, ее начало и действия Иосифа Сталина накануне войны не разгаданы до сих пор. Подозрительнейший из людей, не доверявший даже собственной тени, этот вечный Фома неверующий – доверился Гитлеру!? На самом деле все было куда сложнее… В новом романе из цикла «Апокалипсис от Кобы» одна из самых страшных тайн истории – тайна Второй Мировой, а также последняя Загадка Иосифа Сталина – его смерть. ... Далее
  • 28.
    Прогулки с палачом
    В произведении «Прогулки с палачом» история Французской революции представлена глазами знатока смерти – потомственным палачом Парижа. Смерть шла с ним рука об руку, его взгляда и встреч с ним избегали монархи и революционеры. Прохожие, едва завидев его, спешно переходили на другую сторону улицы. С приходом Революции все изменилось: изгой превратился в Великого палача. Главным действующим лицом теперь стала «мадам Гильотина». Изобретенная для «демократического» лишения жизни приговоренных, она трудилась с заката и до рассвета. «Люди придумали смертную казнь. Им нравится смотреть на это. Палач – лишь исполнитель…», писал Сансон в дневнике, в котором, кроме ведения кровавого счета жертв, пытался описать и свою жизнь. Жизнь, столь необыкновенную именно в историческом отношении. ... Далее
  • 29.
    «Мой лучший друг товарищ Сталин»
    Это рассказ человека, который провел всю жизнь рядом с Кобой-Сталиным. (Коба – герой грузинского романа «Отцеубийца» – партийная кличка Сталина). Он начал писать свои «Записки» революционером и закончил в глубокой старости обломком исчезнувшей великой Атлантиды – страны по имени СССР. В них он пытается объяснить себя тогдашнего, который так легко убивал во имя Революции, и описать своего лучшего друга, законного сына нашей кровавой Революции – Иосифа Сталина. Эти «Записки» – голос «России кровью умытой». ... Далее
  • 30.
    Кровь и призраки Смуты
    Герои этой книги – царь Иван IV, которого Николай Михайлович Карамзин называл мятежником в своем собственном государстве, а Иосиф Сталин – учителем, и Дмитрий I, вошедший в историю под именем «Лжедмитрия». ... Далее
  • 31.
    Последний царь
    70 лет хранилась в Архиве папка со странным названием: «Конверт с короной и надписью «Аничков дворец»». Внутри папки действительно лежит маленький конвертик с типографской надписью «Аничков дворец» и тисненой короной. Но на нем есть еще одна надпись – уже от руки, по-английски: «Волосы Ники, когда ему было три года». И подпись – «Аликc». В конвертике лежат золотистые кудри маленького Ники… Как на той первой, его младенческой фотографии. Книга также выходила под названием «Николай II». ... Далее
  • 32.
    Цари. Романовы. История династии
    В книгу Эдварда Радзинского вошли три лучших романа о представителях Царской семьи. Елизавета и ее таинственная дочь, Александр II и Николай II.
  • 33.
    Александр II. Жизнь и смерть
    История Александра II – заключительная часть трилогии «Три царя». Последний царь Николай II, первый большевистский царь Иосиф Сталин и, наконец, последний великий русский царь Александр II – ее герои. Отцы и жертвы великой исторической драмы, разыгравшейся в России в конце XIX – первой половине XX века. ... Далее
  • 34.
    Сталин. Вся жизнь
    «Эдвард Радзинский – блестящий рассказчик, он не разочарует и на этот раз. Писатель обладает потрясающим чутьем на яркие эпизоды, особенно содержащие личные детали… Эта биография заслуживает широкой читательской аудитории, которую она несомненно обретет». Книга также издавалась под названием «Сталин. Жизнь и смерть» ... Далее
  • 35.
    Похищенное дело. Распутин
    И опять мерещится все та же ночь – финал истории трехсотлетней империи в грязном подвале. И опять падает навзничь царь, и две девочки стоят на коленях у стены, закрывшись руками от пуль, и комендант Юровский вбегает в пороховой дым дострелить ползающего по полу мальчика… Только теперь в этом дыму я вижу еще и бородатого мужика, который столько сделал для того, чтобы случился этот подвал! И который знал, что он случится! ... Далее
  • 36.
    Княжна Тараканова
    Из именного указа императрицы Екатерины Второй генерал-губернатору Санкт-Петербурга князю Александровичу Голицыну: «Князь Александр Михайлович! Контр-адмирал Грейг, прибывший с эскадрой с Ливорнского рейда, имеет на корабле своем под караулом ту женщину. Контр-адмиралу приказано без именного указа никому ее не отдавать. Моя воля, чтобы вы…» В аудиокниге Эдварда Радзинского рассказывается о самой загадочной странице русской истории. О судьбе княжны Таракановой. Последней из дома Романовых. ... Далее
  • 37.
    Загадки истории (сборник)
    Княжна Тараканова, Казанова, Моцарт. Что общего между красавицей-авантюристкой, неутомимым сердцеедом и гениальным композитором? Они дети одного века – упоительного, Галантного века. Их судьбы привлекали внимание современников и занимали умы их потомков. Их жизнь и смерть – череда загадок, которые История не спешит раскрывать. В книге Эдварда Радзинского – смелые авторские версии, оригинальные трактовки исторических событий. Занавес над тайнами приподнят… В сборник вошли произведения: • Последняя из дома Романовых • Любовные сумасбродства Джакомо Казановы • Несколько встреч с покойным господином Моцартом • Коба • Прогулки с палачом • На Руси от ума одно горе • О любви к математике • Театр времен Нерона и Сенеки «Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге». Эдвард Радзинский ... Далее
  • 38.
    Распутин
    Я всегда опасался писать о нем. И не только потому, что в теме есть привкус вульгарности: Распутин – один из самых популярных мифов массовой культуры XX века. Опасался, потому что не понимал его, хотя прочел о нем множество книг. Многие написаны были весьма добросовестно, но под пером исследователей исчезало главное – его тайна. Он зыбок, он странно меняется. Очень точно сказала о нем великая княгиня Ольга, сестра последнего царя: «Он менялся, как хамелеон». О том же пишут и другие: «Когда вспомнишь эту его диковинную особенность мгновенно изменяться… сейчас сидел простой, неграмотный мужичок, грубоватый, почесывающийся, и язык у него еле шевелится, и слова ползут неповоротливо… и вдруг превращается он во вдохновенного пророка… и… новый скачок перевертыша, и с диким звериным сладострастием скрипят белые зубы, из-за тяжелой завесы морщин бесстыдно кивает какой-то хищный, безудержный, как молодой зверь… и вот уже… на месте распоясанного охальника сидит серый сибирский странник, тридцать лет ищущий Бога по земле», – вспоминала Жуковская. Но главная его тайна, которую я никак не мог понять, – это ослепление Царской Семьи. ... Далее
  • 39.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 5)
    Автор расскажет об удивительном издании, которое в конце 19 века подготовил железнодорожный король, меценат, богач и блестящий публицист Иван Станиславович Блиох. Это было 6-ти томное издание, пророчество, предсказывающее неминуемую войну, которая явится самоубийством Европы. В этой же главе на авансцену Российской империи выйдет загадочный старец – Григорий Распутин – влияние которого на Семью было не меньше, чем легенд и тайн, связанных с его именем. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 40.
    Князь. Записки стукача
    Мираж императорского Петербурга, роскошь романовских дворцов… и печальный Петербург Достоевского, убогие квартиры террористов, где эти кровавые идеалисты готовили будущее Родины, – таковы главные места действия книги. Герои повествования Император Александр II – последний великий царь и первый донжуан Европы, педантично описавший в секретном дневнике пять покушений на собственную жизнь и свою последнюю безумную любовь. И князь В-кий – потомок знаменитого рода, Рюрикович и… секретный агент тайной полиции. Его глазами мы увидим властителей дум эпохи – Достоевского и Герцена, Бакунина и Маркса. И наших знаменитых молодых революционеров, создавших самую мощную террористическую организацию Европы. А над всеми ними – бессмертная русская тайная полиция, незримо руководящая жизнью страны и опутавшая Россию своей сетью, в которой в конце концов задохнулась Империя. Впрочем, в книге есть главный победитель, с улыбкой взирающий на все эти беспощадные политические страсти. Это «наука страсти нежной» победившая в конце концов их всех – и донжуана-императора, и непреклонных террористов, и несчастного красавца князя В… ... Далее
  • 41.
    Наполеон. Жизнь после смерти
    Это произведение является частью замысла, который Эдвард Радзинский назвал «книгами о титанах». Это рассказы о жизни и смерти людей, чьи биографии покрыты завесой тайны, но имена и подвиги навсегда останутся в памяти потомков. Роман написан в форме записок императора Наполеона, продиктованных им его секретарю – Маркизу де Лас-Казу на острове Святой Елены. В них император рассказывает о своем детстве и начале военной карьеры, победоносных битвах и любовных приключениях, о пути к власти сначала во Франции, а потом и в Европе. Книга изобилует красочными подробностями. Начиная от рождения Наполеона на полу гостиной на коврах с изображением героев Илиады и заканчивая способностью императора не бояться смерти. Он бросался в самые опасные места, на верную погибель, но, даже будучи тяжело раненым, превозмогал невыносимую боль и вел за собой свою армию. О его непобедимости и бесстрашии слагались легенды, что еще больше устрашало неприятеля. Так презрение к смерти стало для Наполеона ключом к славе… Он изменил ход истории, и хотя ему не удалось войти в сомн бессмертных владыкой величайшей империи, «он вошел в него куда более прочно – невинно пострадавшим гением и страдальцем». Монолог сверхчеловека, решившего поиграть с земным шаром, блестяще прочитан Александром Клюквиным. © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 42.
    Александр II. Жизнь и смерть
    Каждая книга знаменитого историка, драматурга, писателя и телеведущего Эдварда Радзинского – это всегда событие. Роман «Александр II. Жизнь и смерть» не стал исключением. Это неповторимый стиль Эдварда Радзинского, щедро рассыпавшего в книге интереснейшие факты, обескураживающие загадки, изящные парадоксы, неожиданные открытия. Александр II. Жизнь и смерть" – серьезное, и вместе с тем увлекательнейшее чтение, а в аудиоформате открываются новые грани этой необыкновенной книги. ... Далее
  • 43.
    Монолог о браке
    Перед Вами – пьеса Эдварда Радзинского «Монолог о браке» (1973). Суть пьесы выражает выстраданная фраза автора: «Не трогайте первых браков, это браки детей». Из интервью Э.Радзинского: «Первые браки действительно браки детей, правда. И в этой пьесе опаленность и беззащитность. Все это было, было… Молодые люди воспринимают брак как совместный турпоход. Им кажется, что все хорошее еще впереди, а это так, разведка, поэтому можно быть беспощадным… И они смелы, они смело рушат эти первые браки. К тому же, есть любящие теща и свекровь: каждая из них знает, какой ужасный мезальянс сделало их чадо. Так что обоим супругам есть, куда убежать во время их страстных ссор, есть, у кого искать справедливость. Молодому мужу также прекрасно известна загадочная фраза: «Если бы ты был мужчиной». Ее, видимо, из века в век твердят жены во время кораблекрушений под названием «первый брак». Все было так типично…» ... Далее
  • 44.
    Театр времени Нерона и Сенеки
    Как сказал русский философ Сергей Булгаков «Зло есть состояние мира, но не его суть». Трагическое произведение Эдварда Радзинского «Театр времен Нерона и Сенеки» поистине называют «пищей для ума». Причудливые диалоги между учителем Сенекой и его учеником Нероном, наполнены глубокими философскими изречениями великого римского мыслителя и яростно-безумными циничными выпадами и выходками кровавого диктатора. Все это происходит в самом сердце Рима – величественном Колизее. Именно здесь по замыслу Нерона разыгрывается «последняя антреприза жизни» Сенеки. ... Далее
  • 45.
    На Руси от ума одно горе
    Книга жизни Петра Яковлевича Чаадаева, знаменитого критика своего времени ( жил он в 19 веке), который своими странностями озадачивал современников и продолжает озадачивать потомков. ... Далее
  • 46.
    Иван IV Грозный
    В страшные дни войны, когда немцы рвались к Москве, на стол к Иосифу Сталину попала пьеса А. Н. Толстого об Иване Грозном. Прочитав ее и, видимо, о чем-то раздумывая, Сталин несколько раз написал на задней стороне обложки одно слово – «Учитель». Учитель… но в чем? Сталинская любовь к Грозному связана с неким важнейшим вопросом, который когда-то задал наш великий историк Карамзин. И ответ на который скрывает история самого загадочного и самого кровавого из русских царей… ... Далее
  • 47.
    Несколько встреч с покойным господином Моцартом
    Великий австрийский композитор прожил всего тридцать шесть лет, но создал за это время множество прекрасных произведений, ставших на долгие столетия непревзойденным эталоном композиторского мастерства. Одна из величайших загадок истории – загадка жизни и смерти Вольфганга Амадея Моцарта – откроется вам в аудиокниге «Несколько встреч с покойным господином Моцартом». В путешествии в мир загадочной судьбы Моцарта вас будет сопровождать его музыка, дополняя голос актера, помогая лучше понять, каким был гениальный композитор и, возможно, услышать его собственную версию описываемых событий. © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 48.
    Иосиф Сталин. Начало
    В основе книги Эдварда Радзинского, выход которой ждут уже несколько лет, лежит некая рукопись, полученная автором. Этот текст заново открывает нам затонувшую Атлантиду, страну по имени СССР, и ее самую таинственную и страшную фигуру – Иосифа Сталина. ... Далее
  • 49.
    Ипатьевская ночь
    Уникальное художественно-историческое исследование ночи убийства царской семьи. Досконально прослежены судьбы участников трагедии: родственников царя, его свиты, тех, кто отдал приказ об убийстве, и непосредственных исполнителей. ... Далее
  • 50.
    Иосиф Сталин. Гибель богов
    Итак, дневник верного соратника Иосифа Сталина. Калейдоскоп событий, в которых он был участником. …Гибель отцов Октябрьской революции, камера, где полубезумный Бухарин сочиняет свои письма Кобе, народные увеселения в дни террора – футбольный матч на Красной площади и, наконец, Мюнхенский сговор, крах Польши, встреча Сталина с Гитлером… И лагерный ад, куда добрый Коба все-таки отправил своего старого друга… ... Далее
  • 51.
    Сталин. Жизнь и смерть
    «Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришел суд твой» (ОТК. 18: 10). Эти слова Святой Книги должен был хорошо знать ученик Духовной семинарии маленький Сосо Джугашвили, вошедший в мировую историю под именем Сталина. ... Далее
  • 52.
    Князь. Записки стукача
    Эдвард Радзинский впервые раскрывает истинную роль любви в ключевых исторических событиях России. И эта история вершилась не только в личных покоях Императора и тайных комнатах Зимнего дворца, но и в жалких убогих квартирках, описанных Достоевским. Почему в России во все времена появляются Бесы? Почему русский человек, будь он студентом, провинциальной барышней, потомственным князем или даже царем, может быть одновременно жалостливым и жестоким, благородным и мелочным, верным и распутным? Откуда эта истовость в любовных отношениях? И, наконец, кто же настоящий убийца Александра II? Герои аудиокниги: двойные агенты, тайная полиция, царские жены и любовницы, народовольцы и первые русские террористы, Маркс, Бакунин, Достоевский и многие другие. Этот головокружительный роман с детективной развязкой полностью основан на реальных исторических событиях. Если слушать учебники и исторические трактаты порой скучно и утомительно, то слушать Радзинского – захватывающе и увлекательно. ... Далее
  • 53.
    Коба (монолог старого человека)
    «Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге». Эдвард Радзинский ... Далее
  • 54.
    Берегитесь, боги жаждут!
    Новая книга Эдварда Радзинского основана на популярном телецикле «Берегитесь, боги жаждут!» и рассказывает о великой крови великих революций, изменивших мир. ... Далее
  • 55.
    Боги и люди
    «Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге». Эдвард Радзинский ... Далее
  • 56.
    Иосиф Сталин. Последняя загадка
    Война, ее начало и действия Иосифа Сталина накануне войны не разгаданы до сих пор. Подозрительнейший из людей, не доверявший даже собственной тени, этот вечный Фома неверующий – доверился Гитлеру!? На самом деле все было куда сложнее… В новом романе из цикла «Апокалипсис от Кобы» одна из самых страшных тайн истории – тайна Второй Мировой, а также последняя Загадка Иосифа Сталина – его смерть. ... Далее
  • 57.
    Триллер в век мушкетеров. Железная Маска
    Это был век, когда во Францию пришли деньги. Когда храбрость и верность начинают уступать богатству. Первые олигархи в истории – это кардинал и министр финансов Фуке, который так и не понял, что такое власть короля. Это был век куртизанок, когда понятие добродетели начинает исчезать. Век салонов, где правили женщины, и век до сих пор не раскрытых тайн. Одна из которых – тайна Железной Маски… Ответ на историческую загадку будет совершенно неожиданным. ... Далее
  • 58.
    Беседы с Сократом
    «Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифиец, против Сократа, сына Софрониска из дома Алопеки. Обвиняю Сократа в том, что не признает он богов, которых признает город, что создает он других богов. Обвиняю Сократа в том, что развращает он молодежь. Требуемое наказание – смерть…» ... Далее
  • 59.
    Боги жаждут (выпуск 1)
    Французский министр Талейран верно заметил: «Кто не жил в XVIII веке – тот не жил вовсе». Автор приглашает слушателей проследовать в лучшие парижские гостиные галантного XVIII века. В одном из самых знаменитых французских салонов за несколько лет до конца этой блестящей эпохи великий мистификатор и маг Жак Казот предрёк события, которые должны были трагически изменить и судьбы гостей именитого салона, и всей Европы. И уже вскоре Она началась – Революция. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 60.
    Берегитесь, боги жаждут!
    Новая книга Эдварда Радзинского основана на популярном телецикле «Берегитесь, боги жаждут!» и рассказывает о великой крови великих революций, изменивших мир. ... Далее
  • 61.
    «Друг мой, враг мой…»
    Это рассказ человека, который провел всю жизнь рядом с Кобой-Сталиным. (Коба – герой грузинского романа «Отцеубийца» – партийная кличка Сталина). Он начал писать свои «Записки» революционером и закончил в глубокой старости обломком исчезнувшей великой Атлантиды – страны по имени СССР. В них он пытается объяснить себя тогдашнего, который так легко убивал во имя Революции, и описать своего лучшего друга, законного сына нашей кровавой Революции – Иосифа Сталина. Эти «Записки» – голос «России кровью умытой». Эдвард Радзинский ... Далее
  • 62.
    Иосиф Сталин. Гибель богов
    Итак, дневник верного соратника Иосифа Сталина. Калейдоскоп событий, в которых он был участником. …Гибель отцов Октябрьской революции, камера, где полубезумный Бухарин сочиняет свои письма Кобе, народные увеселения в дни террора – футбольный матч на Красной площади и, наконец, Мюнхенский сговор, крах Польши, встреча Сталина с Гитлером… И лагерный ад, куда добрый Коба все-таки отправил своего старого друга… ... Далее
  • 63.
    Иосиф Сталин. Начало
    "Я не надеюсь, что эти Записки, помогут вам понять «нашего Кобу» …как звали товарища Сталина мы, его старые, верные друзья. Разве можно понять такого человека? Да и человек ли он? Но смерть Кобы понять помогут. О ней написано много всякого вздора. Коба ненавидел Троцкого, но ценил его мысли. Были у Троцкого слова, рядом с которыми Коба поставил три восклицательных знака: «Мы уйдем, но на прощанье так хлопнем дверью, что мир содрогнется…». Эти слова имеют прямое отношение к жизни Кобы, но еще больше к его смерти. В своем интервью вы сообщили, что хотите поговорить с охранниками Кобы, которые были с ним на даче в ту ночь… В ту судьбоносную ночь, когда все случилось! Пустое занятие! Они ничего не знают. Из ныне живущих знаю только я, его безутешный друг, не перестающий думать о друге Кобе. И Коба по-прежнему рядом… Такие как Коба не уходят. Он лишь на время схоронился в тени Истории. И поверьте, Хозяин, как справедливо звала страна «нашего Кобу» вернется в свою Империю. Впрочем, все это предсказал он сам, мой незабвенный друг Коба. Мой заклятый враг Коба". ... Далее
  • 64.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 6)
    Автор расскажет о последнем годе Российской империи. О страшном пути на Голгофу семьи Романовых, о том, как Династия, начавшая с Ипатьевского монастыря, закончит свои дни спустя 300 лет в заточении Ипатьевского дома. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 65.
    Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано! (сборник)
    Это истории Любви и Ненависти. Что это за страшные чувства? Чем они питаются? На какой почве взрастают? Что делают с людьми и их помыслами? По просьбе автора мы сохранили название сборника по одноименной пьесе. Но в память о замечательной актрисе Наталье Гундаревой, мы не стали озвучивать пьесу «Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано…». Исповедь пасынка века Листочки, написанные тетей Аней Де-декамерон О том, как любовь трижды победила хорошую дружбу О том, как любовь убила Дон Жуана О любви к математике О первой любви О любви к астрономии О любви к вождю О любви жены к мужу О любви к цветку ... Далее
  • 66.
    Иоанн мучитель
    "Иоанн-Мучитель" повествует о невыносимо долгих для Руси годах правления первого русского царя, которого потомки будут уважительно называть Иваном Грозным, а современники – Иоанном Мучителем. Он очень рано понял: только абсолютная власть и страх смогут родить настоящее повиновение государю. Но, к сожалению, всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Буйство разноречивых эмоций своенравного владыки накрывает Россию девятым валом, не оставляя на ее израненном и измученном теле ни одного здорового места. Как и все деспоты, Иван Грозный подозревал измену везде и всюду, и слепо рубил своим «опричным топором» направо и налево, не разбирая друзей и врагов. Ища воображаемую боярскую крамолу, он со своими «верными слугами» пытал, мучил и убивал не только бояр, но их жен, детей и даже слуг. Это была великая Эпоха Умерщвления всего живого. И так без предела и светлой надежды на лучшее, до самой кончины «праведника Иовы». Яркой параллелью сквозь весь этот ад, совершенно неожиданно, проявляется другой самодержец Иван – религиозный до неистовства, любящий до ослепления, покаянный до одури… © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 67.
    Моцарт и Казанова (сборник)
    Со свойственным ему неоспоримым талантом рассказчика в этой книге Радзинский повествует о нескольких встречах с покойным господином Моцартом и о любовных сумасбродствах Казановы. ... Далее
  • 68.
    Три смерти (сборник)
    Распутин, Николай II, Сталин… Их судьбы столь же противоречивы, сколь и загадочны. Но еще больше загадок и мифов связано с их смертью! Что же объединяет эти столь разные исторические фигуры? Какие тайны унесли они вместе с собой? Эти вопросы до сих пор будоражат наше воображение. Известный драматург и публицист Эдвард Радзинский попытается приоткрыть завесу этих страшных, но судьбоносных для истории России событий. ... Далее
  • 69.
    Загадка Бомарше
    Его загадки при жизни были ничем по сравнению с его загадками после смерти. Есть свидетельства очевидцев, что через несколько дней после похорон он сидел в кресле и слушал музыку. Возможно, это были свидетельства сумасшедших. Но и сам эксцентричный драматург утверждал: «Смерть – это радость… Радость небытия…» ... Далее
  • 70.
    Наполеон. Жизнь после смерти
    В своем новом романе Эдвард Радзинский не перестает удивлять нас невероятными историческими фактами. Роман написан в форме записок императора Наполеона, продиктованных им своему секретарю на острове Святой Елены. В них император рассказал о своем детстве и начале военной карьеры, победоносных битвах и любовных приключениях, о пути к власти – сначала во Франции, потом в Европе… Но был ли император полностью правдив? И зачем он диктовал свои записки – для себя, для потомков… или совсем с другой целью? Новая, совершенно неожиданная версия жизни и гибели великого Наполеона Бонапарта – в романе «Наполеон: жизнь после смерти». Новая книга Эдварда Радзинского из знаменитого цикла исторических исследований о великих правителях. Книги «Николай II», «Сталин» в течение длительного времени занимали первые места среди бестселлеров. И сейчас эти книги вызывают живой интерес и у молодого, и более старшего поколения, по-прежнему читаемы и пользуются невероятным спросом. Поражения Наполеона, императора Франции, были забыты – остались только победы. И хотя в сонм бессмертных ему не удалось войти владыкой величайшей империи, он вошел в него куда более прочно – гением и страдальцем. А его старый враг Шатобриан вынужден был написать: «Это Карл Великий и Александр Македонский, какими их изображали древние эпопеи. Этот фантастический герой и пребудет теперь, после смерти императора, единственно реальным…» Книга также выходила под названием «Наполеон. Мемуары корсиканца». ... Далее
  • 71.
    Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано! (сборник)
    Это история Любви и Ненависти. Что это за страшное чувство? Чем оно питается? На какой почве взрастает? Что делает с людьми и их чувствами и помыслами?
  • 72.
    Любовные сумасбродства Джакомо Казановы
    Страшный и мистический 1789 год. Год Великой Французской Революции. В Париже обезумевшая толпа разрушает все воспоминания прошлого, а величайшее изобретение демократии – гильотина – работает день и ночь. Она карает всех без разбора, даже самых знатных красавиц. Ее беспощадное лезвие обрывает жизнь самой Марии Антуанеты. Палач поднимает отрубленную голову королевы и к ужасу ликующей черни она вдруг открывает глаза… В это время в далекой Богемии старик пишет книгу. Это никто иной, как Джакомо Джованни Казанова. Вряд ли кто-то смог бы узнать сейчас в этом дряхлом, усталом человеке – неутомимого и ненасытного любовника, от упоминания одного имени которого в недавнем прошлом начинали трепетать женские сердца. Он написал уже десять томов о своей полной приключений и любовных авантюр жизни. Перед изумленным миром предстал неистовый любовник и покоритель женских сердец. Тысячи изощренных способов и сценариев придуманы великим Казановой ради того, чтобы добиться вожделенной женщины. Искушенный в любовных сражениях Джакомо знал – чтобы победить женщину, надо увлечь и заворожить ее разговором, остроумной и пленяющей речью, после которой ослепленного и восхищенного противника можно брать первой же стремительной атакой. Любовь была одним из высших смыслов существования Казановы, именно она сделала его великим. © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 73.
    Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано
    «Я стою у ресторана…» это история женщины, которая потеряла себя. Всю жизнь героиня прожила, не задумываясь о том, кто она, она – любила и страдала. Наступил в жизни момент, когда замуж поздно, а сдохнуть вроде ещё рано, но жизнь прошла, а… как прошла и кто она в этой жизни, где она настоящая – не знает. Общество навязывает нам стереотипы, которым мы начинаем следовать, потому что так проще, а в результате мы прекращаем искать, и теряем себя. А, потеряв себя, мы не видим и не слышим того, кто рядом, кого мы называем своим Любимым Человеком. Пьеса о потребности в теплоте, нежности и любви, о неспособности давать всё это другому человеку, об отказе от себя и о страхе встречи с самим собой, о нежелании угадывать. Можем ли мы понять и принять себя, и как результат понять и принять любимых людей? Можем ли мы проснуться? ... Далее
  • 74.
    Пьесы
    В авторский сборник вошли самые известные пьесы Эдварда Радзинского: «104 страницы про любовь», «Снимается кино», «Чуть-чуть о женщине», «Обольститель Колобашкин», «Продолжение Дон Жуана», «Приятная женщина с цветком и окнами на север», «Старая актриса на роль жены Достоевского», «Монолог о браке», «Спортивные сцены 80-х», «Она в отсутствии любви и смерти», «Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано». ... Далее
  • 75.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 1)
    Автор расскажет о великолепном галантном веке. Об удивительном женском царстве 5 императриц. Когда история России в полной мере подтвердила формулу, высказанную Тайлераном: «Кто не жил в 18 веке, тот не жил вовсе». © Издательство Гельветика ... Далее
  • 76.
    Царство палача
    И во время молитвы в голове моей вдруг кощунственно зазвучали слова казненного Горзы: «Мы основали новое царство – твое»… Я – их новый король? Смешно, граждане! ... Далее
  • 77.
    1917. Российская империя. Падение
    И опять мерещится все та же ночь – финал истории трехсотлетней империи в грязном подвале. И опять падает навзничь царь, и две девочки стоят на коленях у стены, закрывшись руками от пуль, и комендант Юровский вбегает в пороховой дым дострелить ползающего по полу мальчика… Только теперь в этом дыму я вижу еще и бородатого мужика, который столько сделал для того, чтобы случился этот подвал! И который знал, что он случится! ... Далее
  • 78.
    Династия без грима. Романовы (выпуск 4)
    Автор расскажет о зарождении великой любви, о начале яркого романа, которому суждено было столько же лет жизни, сколько и Российской империи. Итак, Ники и Алекс. Сначала влюбленные друг в друга дети, потом жених и невеста, а позже любящие супруги, мечтающие о рождении наследника. © Издательство Гельветика ... Далее
  • 79.
    Театр времен Нерона и Сенеки
    Трагическое произведение Эдварда Радзинского «Театр времен Нерона и Сенеки» поистине называют «пищей для ума». Причудливые диалоги между учителем Сенекой и его учеником Нероном, наполнены глубокими философскими изречениями великого римского мыслителя и яростно-безумными циничными выпадами и выходками кровавого диктатора. Все это происходит в самом сердце Рима – величественном Колизее. Именно здесь по замыслу Нерона разыгрывается «последняя антреприза жизни» Сенеки. В этом спектакле говорится о многом – о жизни и смерти, верности и предательстве, правде и лжи, личности и обществе. Здесь же происходит страшное – проливается кровь, разврат не знает границ, человеческое достоинство втаптывается в грязь, жизнь и смерть меняются местами, как карнавальными масками. Смертельный словесный поединок – пьеса-молния от Эдварда Радзинского рекомендована тем, кто ищет в искусстве не только развлечения, но прежде всего мудрости и познания. © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 80.
    Наполеон. Мемуары корсиканца
    В историческом романе Эдварда Радзинского поверженный император на острове Святой Елены сам описывает свой фантастический путь. Великий избранник судьбы объясняет и что такое счастье и как услышать голос Судьбы и почему изменчивая фортуна дает удачу и когда она отворачивается от нас. Наполеон описывает любовь, политику и великие битвы, чтобы здесь в заточении одержать последнюю и самую главную победу – в сражении с Историей. Мы узнаем его тайны и загадку смерти породившей столько версий и легенд. «Невозможно» – это слово предназначено для словаря дураков. Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую. Книга также выходила под названием «Наполеон. Жизнь после смерти». ... Далее
  • 81.
    Коба (монолог старого человека)
    В рассказе «Коба» (монолог старого человека) Эдвардом Радзинским раскрывается вся деспотичная сущность Сталина. Повествование ведется от лица одного из друзей вождя – Фудзи. Но под этими словами мог бы подписаться любой другой из тех, кто знал Сталина, видел его или даже просто дышал с ним одним воздухом. Долгие годы Фудзи и Коба делили вместе «один ломоть хлеба, одну ссылку». Наконец разделили и общую радость – победу Революции. Они ценили и уважали друг друга. Но Сталину было недостаточно любви и поклонения своих соратников. Он хотел царить и властвовать в уме и сердце каждого. Так боец революции Коба превратился в диктатора Сталина. "Если бы кто-нибудь намекнул нам тогда, кем станет наш не очень грамотный друг, столь дурно говоривший по-русски! Если бы кто-нибудь намекнул нам и этим болтунам, издевавшимся тогда над Кобой…". То, что случилось потом, известно всем. «Враги» Кобы стали исчезать, а за ними исчезли и почти все его друзья. Покорность и молчание стали непременным условием выживания. Сталин истребил миллионы собственных сограждан, а взамен получил рабское обожание всей страны. "Мы сидели в нашей тесной комнатушке. Рядом сидела моя жена, восторженно глядевшая на Кобу. Для нее он был Бог, соизволивший спуститься прямо с небес в нашу жалкую лачугу. Коба посадил мою дочь на колени, и она сидела, не смея шевельнуться, на коленях Лучшего Друга детворы всего мира". Известный афоризм гласит: «Революция, как Сатурн, пожирает своих детей! Берегитесь, боги жаждут!». Так было во времена Великой Французской Революции, когда в Париже сбрасывали статуи – сначала королей, потом революционеров. То же произошло и в России некоторое время спустя. История повторяется, но мы не извлекаем из нее никаких уроков. Весь рассказ «Коба» проникнут болью, ужасом и кровью. А в блестящем прочтении Сергея Юрского, кажется, что «отец народов» Сталин, человек «убивший больше, чем любая чума», идет неторопливо рядом с тобой, попыхивая изредка трубкой. И от ощущения этой близости становится страшно. © Э. Радзинский ℗ ИП Воробьев В.А. ℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 82.
    Боги жаждут (выпуск 2)
    Как и все революции, Великая Французская Революция начинается с праздника. Вихрь революции поднимает на вершины всё новых и новых вождей – великанов, которые при падении окажутся карликами. Толпы черни заполняют великолепный Версаль, беспомощная королевская чета отправляется в Париж, и Мария Антуанетта, которая так прелестно играла роль служанки в придворном театре (по иронии Истории, ей придётся сыграть эту роль во время неудачного побега из Парижа в дни революции). Но в это несчастное время Она напишет самые счастливые слова своему возлюбленному: «Мой самый любящий и самый любимый человек на свете…». © Издательство Гельветика ... Далее
  • 83.
    Женившись – не забудьте развестись (сборник)
    Она выбежала из квартиры – в ночь, в дождь. В комнате еще пахло ее духами… И висело ее платье. Он сидел на стуле и тупо повторял любимую фразу преподавателя Григулиса: «Смейтесь, всегда смейтесь, чтобы не заплакать». Это и был конец. ... Далее
  • 84.
    «А существует ли любовь?» – спрашивают пожарники (сборник)
    Самая пронзительная книга о любви от Эдварда Радзинского. «Каждое утро, проснувшись, я захлебываюсь в собственном дыхании… я ощущаю ваши губы с такой физической реальностью, что почти теряю сознание. Только молоточки в висках. Я становлюсь безумной… и со всей силой этого безумия я говорю вам: я вас люблю!» ... Далее
  • 85.
    Дочь Ленина. Взгляд на историю… (сборник)
    Новинка от Эдварда Радзинского! Блистательная книга знаменитого драматурга и писателя в жанре «новой прозы или диалогов». Повести-пьесы объединены одной общей темой – взглядом на историю глазами женщины. Яркие характеры героинь не тускнеют со временем. Они все живут ради любви: императрица, возлюбленная революционера и веселая девчонка из 90-х. Невероятно остроумный взгляд на историю из разных эпох не оставит равнодушными поклонников бестселлера «Я стою у ресторана…» ... Далее
  • 86.
    Боги жаждут (выпуск 3)
    И начался этот бесконечный путь на гильотину. Галантные игры и любовные похождения будут тоскливо и одинаково заканчиваться на эшафоте. И уже один из революционеров воскликнул: «Мы хотели ниспровергнуть монархию, а основали новое царство – твоё Палач». Телега палача объединит всех: и короля, и королеву, и знаменитых аристократов, и знаменитых революционеров и самого вождя революции Робеспьера со всей его новой свитой. Прошло время, и в середине XIX века знаменитый французский писатель, размышляя над итогами Великой Французской Революции, загадочно предрёк: «Катастрофа, случившаяся в Париже, это только начало – мир ждёт новый, куда более страшный, революционный катаклизм…» ... Далее
  • 87.
    Театр про любовь (сборник)
    Вашему вниманию предлагается сборник пьес Э.Радзинского "Театр про любовь". В книгу вошли три пьесы автора: «Чуть-чуть о женщине», «Она в отсутствие любви и смерти», «Я стою у ресторана: замуж – поздно, сдохнуть – рано». ... Далее
  • 88.
    Обольститель Колобашкин
    «Обольститель Колобашкин» (1967) – одна из ранних пьес известного драматурга Эдварда Радзинского.
  • 89.
    Снимается кино
    «Снимается кино» (1965) – одна из ранних пьес известного драматурга Эдварда Радзинского. Пьеса стала своеобразной попыткой разобраться в самой сути понятия «любовь». ... Далее
  • 90.
    Спортивные сцены 80-х
    «Он и она – им чуть за сорок, это два отлично сохранившихся тела, полных жизни и здоровья. В ярких финских тренировочных костюмах, они расхаживают в обнимку у старой церкви с шатровой колокольней. Место высокое – и отсюда видны просторы: луга, излучина реки, деревушка, дальний лес…» ... Далее
  • 91.
    Она в отсутствии любви и смерти
    «Она в отсутствии любви и смерти» – это одно из главных драматических произведений Эдварда Радзинского. Оно представляет собой важный ключ для понимания поэтики драматурга, который давно известен как мастер мелодрам и автор историй любви. В этой пьесе Радзинский описывает современную ему жизнь, где уже невозможны ни любовь ни смерть в том виде, как представляла классическая литература. ... Далее
  • 92.
    Истории про любовь
    Произведениям Эдварда Радзинского присущи глубокий психологизм и неповторимый авторский слог. А его умение представлять читателю самые неожиданные трактовки всем известных событий вызывает восхищение сотен тысяч поклонников его творчества. В издание вошли произведения Эдварда Радзинского, посвященные вечной теме любви. ... Далее
  • 93.
    О себе (сборник)
    Страна наша особенная. В ней за жизнь одного человека, какие-то там 70 с лишком лет, три раза менялись цивилизации. Причем каждая не только заставляла людей отказываться от убеждений, но заново переписывала историю, да по нескольку раз. Я хотел писать от истории. Я хотел жить в Истории. Ибо современность мне решительно не нравилась. Оставалось только выбрать век и найти в нем героя. «Есть два драматурга с одной фамилией. Один – автор "Сократа", "Нерона и Сенеки" и "Лунина", а другой – "Еще раз про любовь", "Я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано", "Она в отсутствии любви и смерти" и так далее. И это не просто очень разные драматурги, они, вообще не должны подавать руки друг другу». Профессор Майя Кипп, США ... Далее
  • 94.
    Тайна Иоаннова сына
    «Умирая, царь Иоанн Васильевич оставил царство сыну своему Федору. Понимал он, что немощный сын не в силах будет один удержать царский венец, и оставил он при нем могучих советчиков: родного брата его матери Никиту Романовича Юрьева (еще один шаг к престолу сделал род Романовых), шурина Федора, боярина Бориса Годунова, и первого в Думе по знатности рода князя Ивана Мстиславского. Просил помогать сыну и доблестного защитника Пскова – князя Ивана Шуйского, одного из немногих Шуйских, которых не уничтожил казнями и не изгнал опалами…» ... Далее
  • 95.
    Несколько встреч с покойным господином Моцартом
    «Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге». Эдвард Радзинский ... Далее
  • 96.
    Загадки любви (сборник)
    Во всех книгах Эдварда Радзинского – две героини. Первая – История, величественная и безжалостная, порождающая героев и злодеев, палачей и их жертв. И вторая – Любовь, которая на всех поворотах истории помогает человеку оставаться человеком… А умение автора представлять читателю самые неожиданные трактовки, казалось бы, всем известных событий вызывает восхищение сотен тысяч поклонников его творчества. «Существует Она, которую я называю Прекрасная Женщина. Ее главный талант – способность любить. Она страдает умирает от любви… Чтобы воскреснуть и начать все вновь. Ее называют безумной, но счастье, которое она испытывает, не дано разумным. Нормальный Мужчина счастлив тем счастьем, которое испытывает. Прекрасная Женщина – тем счастьем, которое приносит…» Эдвард Радзинский ... Далее
  • 97.
    Мой театр. Глава 1
    "Я много лет пишу для театра и давно усвоил грустную формулу: драматург пишет одну пьесу, режиссёр ставит другую, а зритель смотрит третью… Разбирая эту третью пьесу, мы сможем многое понять не только о самой пьесе, но и о Времени…" Эдвард Радзинский © Storytel ... Далее

Комментарии:


  • 2018-07-07 21:28:54 марина

    Радзинский,умница,каких не знаю