Рейтинг книг Михаила Веллера

Начиная изучать творчество писателя - уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки - вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Михаила Веллера.

  • 1.
    Фантазии Невского проспекта (сборник)
    «Литвиненко раньше был начальником колонии. Леспромхозом же директорствовал Иван Иванович Шталь. Он не всегда был Иван Ивановичем. Он до сорок первого года именовался Иоганном Иоганновичем и был председателем колхоза в Республике немцев Поволжья. А потом всем, так сказать, колхозом очутился в Коми. Валили лес для государства и растили картошку для себя, – ничего, жили…» ... Далее
  • 2.
    Любовь зла (сборник)
    «Любовь!! Волнует кровь!! Кто еще хочет комиссарского тела?! Что там насчет божественной страсти? Где там библиотеки любовных романов? А как хороши разделы «Любовь» в бесчисленных сборниках афоризмов «В мире мудрых мыслей»! Прочитал – и обогатился. Поразмыслил, оценил… И все равно не стал умнее. То понял, сё понял, многое понял, и все равно ни хрена не понял. Либо она есть, либо ее нет. Это в конкретном случае…» ... Далее
  • 3.
    Слово и судьба (сборник)
    Эта книга включает в себя «роман-инструкцию» о писательской судьбе и профессии, о становлении характера молодого художника и овладении им секретами литературного мастерства, «Мое дело». И рядом с ним – лекции и мастер-классы, прочитанные Михаилом Веллером в самых престижных университетах мира. ... Далее
  • 4.
    В одно дыхание (сборник)
    В сборник включены самые известные и яркие рассказы Михаила Веллера, созданные в разные годы. Смешные и печальные, традиционные и экстравагантные, совсем короткие и очень емкие, они отличаются чистотой письма, вниманием к самым разным сторонам жизни. ... Далее
  • 5.
    Великий последний шанс (сборник)
    Новая книга Михаила Веллера в простой и эмоциональной форме дает анализ российской действительности. Скандальные выводы перерастают в неожиданно обнадеживающие прогнозы. ... Далее
  • 6.
    Странник и его страна
    Здесь скотогоны крадут гусей, на крыше Казанского собора пьют портвейн, советские граждане охотятся за дефицитом и издеваются над вождями; здесь романтичные строители Великой Империи любят, верят и жульничают, а золотая брежневская эпоха яснеет в дымке как прекрасный и ностальгический плутовской роман. Книга также выходила под названием «Мишахерезада». ... Далее
  • 7.
    Игра в императора
    Уже первые оригинальные и потрясающие смешные рассказы М. Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. Любители изящной словесности высоко оценили вышедшие в последующем «Рандеву со знаменитостью», «Разбиватель сердец». Предлагаемая читателям книга «Игра в императора» – первая часть нашумевшего бестселлера М. Веллера «Приключения майора Звягина». ... Далее
  • 8.
    Что к чему
    Сборник новых эссе автора посвящен животрепещущим вопросам современной жизни и законам человеческих взаимоотношений. Нестандартный взгляд на привычные понятия и представления по-новому позволяет осмыслить сущность окружающего нас мира. ... Далее
  • 9.
    Энергоэволюционизм
    Михаил Веллер, член Российского Философского Общества, участник Всемирного Философского Форума 2010 в Афинах, удостоенный его медали, представляет в этой книге основы своей философской теории. ... Далее
  • 10.
    Баллада о бомбере (сборник)
    Самые авантюрные и остросюжетные повести Михаила Веллера составляют эту книгу. Зрительно яркие, как кинобоевики или театральные премьеры, они охватывают спектр истории от викингов до сталинского политбюро. ... Далее
  • 11.
    Отцы наши милостивцы (сборник)
    «…Поистине наша Родина достойна удивления. На самом деле Россия достойна много большего и лучшего, чем простое удивление. Но, во-первых, с много большим и лучшим у нас всегда напряженка. У нас без проблем только с много меньшим и худшим. Во-вторых, это не простое удивление. Это шок, когда гипноз плавно переходит в наркоз. Это столбняк. Там, где европеец изящно удивляется, русский получает веслом по голове. Причем ему же суют потом счет за лечение, нарушение правил и оскорбление приличий. Родине нужны герои, а рожает воров и сволочей. Итак, мы заговорили о правительстве, как вы, наверное, уже догадались. Кстати иностранцы отмечают, что у нас меньше ожиревших, чем на Западе. Злоба отбивает аппетит и активизирует обмен веществ. Дорогие. Сограждане. Потерпите. Пройдет всего несколько лет. И каких только собак не навешает на сегодняшнего президента и сегодняшнее правительство! Зная благородство и благодарность народа, в эпитетах не приходится сомневаться…» ... Далее
  • 12.
    Конь на один перегон (сборник)
    Уже первые оригинальные и потрясающе смешные рассказы М.Веллера, дебютировавшего в семидесятые годы, вызвали восторг читателей. В предлагаемую читателям книгу «Конь на один перегон» включены произведения разных лет. ... Далее
  • 13.
    О психосоциальной сущности новояза
    «– Пригласили в телевизор. Престижное ток-шоу. Интеллектуалы дискутируют: почему приблатненный жаргон пустил корни глубже пырея и звучит от Госдумы до книг современных классиков. Вылили море глупостей: в тюрьме много народу сидит, многие сферы жизни криминализированы, воры тон задают и т. д. Не сказал и ваш покорный слуга ничего умного…» ... Далее
  • 14.
    Критики пишут романы
    «В „Празднике, который всегда с тобой“ есть полное нехитрой издевки место, где автор как бы искренне советует бездарному романисту стать критиком – и тот мгновенно расправляется и начинает его поучать…» ... Далее
  • 15.
    Стиль
    «Если вы откроете любую литературную энциклопедию или поэтический словарь, то прочтете, что стиль… вы сумеете много чего прочесть. Стилистика – отдельная и объемистая наука, и споры в ней никогда не утихали. Стиль эпохальный, жанровый, индивидуальный, стиль функциональный, экспрессивный, разговорный, стиль как язык художественной литературы. Стиль как система языковых элементов, объединенная способом их отбора, употребления и взаимосочетания. И так далее…» ... Далее
  • 16.
    Как писать мемуары
    «Очевидно, вы человек пожилой, опытный, имеющий основания считать себя умным – и при этом, как большинство нормальных людей, неискушенный в литературном ремесле. Чего вы хотите? Вы вознамерились написать мемуары. Итак: что у вас есть? Информация. Факты, мысли и даже порою чувства. Прожитая жизнь, представляющаяся вам самому небезынтересной. Встречи с интересными людьми, удивительные происшествия, уникальные сценки, глубокие мысли. Картины жизни давно минувших лет, которые жаль и неправильно отдать забвению, хочется из памяти перенести на долгопрочный, объективный носитель – на бумагу, в данном случае…» ... Далее
  • 17.
    Версия дебюта
    «Старшая сестра, приехавшая на каникулы из колледжа, отправилась с младшей, еще школьницей, в театр: заезжая труппа давала водевиль. Вернувшись домой, младшая отозвалась пренебрежительно: – Фу, ерунда. Тоже мне: „ах, пьеса, искусство театра“. – Много ты в этом понимаешь, – уязвленно парировала старшая…» ... Далее
  • 18.
    Молодой писатель
    «Почему пишет молодой писатель? Вообще – от избытка внутренней жизни. Время молодого человека – плотно, ибо энергии много. Экстраверт совершает подвиги и хулиганит наяву, интраверт – в мыслях и мечтах. Молодой писатель интраверт по преимуществу. Либо же интравертный аспект его личности достаточно значителен – даже если он хулиган, то не тупой хулиган, а такой, который кроме того еще думает и мечтает, причем достаточно абстрактно…» ... Далее
  • 19.
    Несовпадение вершин
    «Пик мужской сексуальности приходится на 18–23, а женской – на 30–35. Зачем, почему, отчего? Таким образом юноша страдает от неудовлетворенности. Он готов к совокуплению всегда и в любой момент. Постоянной партнерши у него как правило нет. Устройство жизни несет его в армию, в путешествия, в замкнутые мужские коллективы, где отсутствующими женщинами просто бредят. По ночам у него поллюции. Семью содержать ему не на что. Социально он еще незрел. Общество ранние мужские браки в принципе не одобряет, уклад и обычаи им не способствуют…» ... Далее
  • 20.
    Секс
    «…Чем сложнее организм, тем большую часть энергии он расходует на собственное индивидуальное выживание и на все действия по изменению окружающей среды в процессе своей индивидуальной жизни…» ... Далее
  • 21.
    Страдание
    «Как-то на пресс-конференции в Японии Фолкнера спросили, считает ли он, что жизнь в основе своей трагична. «Безусловно», – без колебаний ответил Фолкнер. Жизнь наша земная – юдоль страданий и скорби, учат практически все религии…» ... Далее
  • 22.
    Любовь
    «Любовь!! Волнует кровь!! Кто еще хочет комиссарского тела?! Что там насчет божественной страсти? Где там библиотеки любовных романов? А как хороши разделы «Любовь» в бесчисленных сборниках афоризмов «В мире мудрых мыслей»! Прочитал – и обогатился. Поразмыслил, оценил… И все равно не стал умнее. То понял, сё понял, многое понял, и все равно ни хрена не понял…» ... Далее
  • 23.
    Перпендикуляр Зиновьев
  • 24.
    Черный Принц политической некрофилии
  • 25.
    Легенда о Лазаре
    «Его папа был довольно известный и даже процветающий пианист. Он не унаследовал от папы музыкальный слух; то есть слух у него был, тонкий и даже изощренный, но являл себя он только на звон денег, безошибочно различая и выделяя это сладкозвучие среди самой шумной какофонии социалистического строительства. Зато унаследовал Лазарь от папы то комбинаторское устройство всех способностей, которое и позволяет из семи всего-то нот октавы строить самые неожиданные и богатые мелодии…» ... Далее
  • 26.
    Миледи Хася
  • 27.
    Посвящается Стелле
  • 28.
    Баллада датской тюрьмы
    «Дания – страна скучная. Но вообще ничего. Жить можно. Если кому охота ничего не делать и жить спокойно – место очень подходящее. Датчане гордятся тем, что их королевская династия – сегодня древнейшая в мире: не прерывается уже тысячу лет. И любят вспоминать, что когда во время Второй Мировой войны оккупировавшие их немцы приказали всем евреям нашить желтые звезды, назавтра король вышел на улицу с могендовидом на черном пальто; начиная с чего и не допустил акции…» ... Далее
  • 29.
    Перпендикуляр
    Новая книга Михаила Веллера удивительно легким и ироничным разговорным языком увлекательно повествует о неожиданных вещах. Любовные похождения знаменитостей, судьбы великих писателей, ниспровержение кумиров и крушение авторитетов – автор впервые делится с российскими читателями мыслями, высказанными в разных столицах мира. "... А говорить не по бумажке, дабы дурость каждого видна была, повелел Государь Петр Алексеевич. Стиль – это нужное слово на нужном месте, сказал Джонатан Свифт. Все слова до единого в этой книге остались на тех местах, где они стояли в устной речи. Это, может быть, непочтительные речи, но их задачей было сказать правду так, чтобы ее слушали. Легко и сладостно говорить правду в лицо королю, сказали Стругацкие. ..." ... Далее
  • 30.
    Долина идолов (сборник)
    Новая книга Михаила Веллера включает в себя роман «Не ножик не Сережи не Довлатова», популярное исследование «Технология рассказа», повести и эссе о писательских судьбах. Как всегда, книга Веллера остра, полемична, увлекательна, язык ее легок и отточен. ... Далее
  • 31.
    Кассандра
    От издателя: Эта книга подобна очкам: с ней ты начинаешь ясно видеть то, что и раньше было у тебя перед глазами, но не различалось в целостности деталей. Легким и точным языком автор вскрывает острейшие вопросы современности, как скальпелем. Юмор и ирония стиля приближают книгу к бестселлеру. По сути, это продолжение знаменитой «Все о жизни». ... Далее
  • 32.
    Баллада о бомбере
    «…внизу, на подходах к Витебску, звукометристы крутили штурвалы своих раструбов, а номера зенитных расчетов вкладывали кассеты в казенники зенитных автоматов, и прожектористы держали руки на тумблерах прожекторов. Мертвый слепящий свет выхватил бомбардировщик из черного пространства. Внизу словно заискрилась огромная электросварка: противовоздушная оборона железнодорожного узла заработала разом. Раскаленные нити зенитных очередей стремились соткаться в саван и накрыть их маленький серебряный самолет, беспомощно влипший в перекрестие голубых мечей прожекторного света. – Крышка русскому, – профессионально оценил аккуратный немецкий фельдфебель, размеренными движениями сдвигая горизонтальную наводку прожектора, держа цель в центре луча. Бомбардировщик доживал последние секунды…» ... Далее
  • 33.
    Узкоколейка
    «Литвиненко раньше был начальником колонии. Леспромхозом же директорствовал Иван Иванович Шталь. Он не всегда был Иван Ивановичем. Он до сорок первого года именовался Иоганном Иоганновичем и был председателем колхоза в Республике немцев Поволжья. А потом всем, так сказать, колхозом очутился в Коми. Валили лес для государства и растили картошку для себя, – ничего, жили…» ... Далее
  • 34.
    Плановое счастье
    «Директор…успешно освоили. Валовой выпуск счастья на ноль один процента выше планового. Улучшен и ряд качественных показателей. Снизилось количество случаев возврата и рекламаций. Счастьем нашего комбината обеспечено на четыре процента населения больше, чем в соответствующем квартале прошлого года…» ... Далее
  • 35.
    Паук
    «Беззаботность. Он был обречен: мальчик заметил его. С перил веранды он пошуршал через расчерченный солнцем стол. Крупный: серая шершавая вишня на членистых ножках…» ... Далее
  • 36.
    Небо над головой
    «Когда дело подходит к тридцати пяти, усилия – чтоб сохранить форму – начинают напоминать режим олимпийского чемпиона. Но поскольку вам за это не платят – раз вы не актриса и не манекенщица (и вам нужно работать, растить двоих детей и содержать дом в порядке) – стремление оставаться красивой женщиной приобретает ту подлинную глубину, искусственную замену которой спортсмены находят в условностях рекордов…» ... Далее
  • 37.
    Легенда о теплоходе «Вера Артюхова»
  • 38.
    Легионер
    «Его родители эмигрировали во Францию перед первой мировой войной. В сороковом году, когда немцы вошли в Париж, ему было четырнадцать. Он был рослый и крепкий подросток. Родители были взяты заложниками при облаве в квартале. Он прочитал на стене объявление о расстреле…» ... Далее
  • 39.
    Кнопка
    «Кнопкой его прозвали еще с первого класса. Пришел такой маленький, аккуратненький, в очках и нос кнопкой. Посадили его за первую парту, перед учительским столом, да так мы все десять лет и видели впереди на уроках его аккуратно постриженный затылок и уши с дужками очков. Левое ухо у него было чуть выше правого, очки держались косовато, он их поправлял…» ... Далее
  • 40.
    Идет съемка
    «Начинается съемка. Приходит директор картины и принимает валидол. Ждет рабочих, идет на поиски. Приходят рабочие (они тоже уже приняли), ждут директора…» ... Далее
  • 41.
    Хочу в Париж
    «Хотение в Париж бывает разное. На минуточку и навсегда, на экскурсию и на годик, служебное и самодеятельное, необоснованное и законное, неотвязное и мимолетное, всерьез и в шутку: „Я опять хочу в Париж. – А что, вы там уже были? – Нет, я уже когда-то хотел“. Всемирная столица искусств и мод, вкусов и развлечений, славы и гастрономии, парфюмерии и любви – о далекий, манящий, загадочная звезда, сказочный Париж, совсем не такой, как все остальные, обыкновенные и привычные, города…» ... Далее
  • 42.
    Думы
    «Подумать хотелось. Мысль эта – подумать – всплыла осенью, после дня рождения. Женился Иванов после армии. За восемнадцать лет вырос до пятого разряда. А в этом году в армию пошел его сын. А дочка перешла в седьмой класс…» ... Далее
  • 43.
    Долги
    «Чем крепче нервы, тем ближе цель. С этим изречением я познакомился в девятнадцать лет: прочитал татуировку на плече. Плечо смотрелось: мускулистое под жестким загаром, оно как бы подкрепляло смысл надписи. И соответствующее лицо мужчины. Что слова эти из песенки американских матросов времен второй мировой войны, я узнал гораздо позднее…» ... Далее
  • 44.
    Чужие беды
  • 45.
    Лаокоон
  • 46.
    Американист
  • 47.
    Танец с саблями
  • 48.
    Рыжик
  • 49.
    Мишахерезада
    Приключения бродяги на просторах СССР складываются в картину эпохи с характерными особенностями быта, экзотическими профессиями и комизмом. «Мишахерезада» – так называли в экспедициях истории Миши Веллера вечером у костра. Книга также выходила под названием «Странник и его страна». ... Далее
  • 50.
    Легенда о родоначальнике Фарцовки Фиме Бляйшице
  • 51.
    Технология рассказа
    «Сейчас говорят о возрождении жанра рассказа, о повышении интереса к нему после долгого перерыва. Расцвет русского советского рассказа приходится на двадцатые (Бабель, Иванов, Зощенко) и затем шестидесятые (Казаков, Шукшин и др.) годы. Оперативнее прочих прозаических жанров рассказ реагирует на изменения в общественной жизни: во-первых, он попросту быстрее пишется, во-вторых, в нем труднее халтурить, выдавать желаемое за действительное, подменяя пристальный взгляд на вещи длиннотами описаний и перечнем событий. Слабость романа может маскироваться обилием материала и многословным жизнеподобием; слабость короткого рассказа нага и очевидна. Характерно, что в период культа личности, когда литературу нацеливали на лакировку действительности и пропаганду заданных установок, премий удостаивались исключительно романы…» ... Далее
  • 52.
    Легенды Невского проспекта
    За полтора десятка лет «Легенды Невского проспекта» стали первым из национальных бестселлеров. Названная «самой смешной книгой 90-х», она делается все более ностальгической. Автор не читает эту книгу – он рассказывает невероятные истории вам, другу и единственному собеседнику. 1.Танец с саблями 2.Маузер Папанина 3.Легенда о Моше Даяне 4.Баллада Датской тюрьмы 5.Американист 6.Баллада о знамени 7.Баллада о морском параде 8.Легенда о родоначальнике фарцовки Фиме Бляйшице 9.Пьяная травма 10.Легенда о стажере 11.Легенда о заблудшем патриоте 12.Легенда о соцреалисте 13.Легенда о теплоходе «Вера Артюхова» 14.Крематорий 15.Океан 16.Лаокоон ... Далее
  • 53.
    Подумать только!..
    В новый сборник вошли самые яркие передачи Михаила Веллера на «Эхе Москвы» и ряд резких эссе о ситуации в стране и проблемах журналистики.
  • 54.
    Бомж
    Новый роман Михаила Веллера «Бомж» повествует об искаженном мире бывших людей, который является причудливым отражением нашего. Вопреки всему он полон иронии и злых шуток. Здесь бывший офицер спецслужб спорит с бывшей интеллигенцией, бывший учитель литературы по кличке «Белинский» проповедует духовность, а бывший экстрасенс из секретной лаборатории предсказывает будущее бывшей партноменклатуре – ныне сплошь депутатам и бизнесменам. Здесь силятся постичь смысл жизни и человеческого падения. И это складывается в неожиданный сюжет, держащий в напряжении до последней страницы. ... Далее
  • 55.
    Легенды Невского проспекта 20 лет спустя, или это я все придумал
    Двадцать лет тому назад увидела свет книга популярнейшего российского автора Михаила Веллера «Легенды Невского проспекта». Спустя годы, в теплой дружеской обстановке творческого вечера автор решил впервые поведать поклонникам своего литературного таланта, как это было. Михаил Веллер рассказал о том, как рождалась книга, кто был источником вдохновения и прототипами героев, как книга обретала свое место на полках магазинов и в сердцах миллионов читателей. Удивительный рассказ о творческом поиске, ошибках и свершениях не оставит равнодушным никого из тех, кто решит уделить время для прослушивания этой аудиокниги. Продюсер издания: Владимир Воробьёв ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ООО ИД СОЮЗ ... Далее
  • 56.
    Наш князь и хан
    Роман из времен Куликовской битвы превращается в цепь нелепостей, а сюжет – в головоломку разведчика, вскрывающего тайны. Русская история была фальсифицирована пиарщиками Средневековья. Сражение с Мамаем и карательный набег Тохтамыша выглядели вовсе не так, как нам внушали веками. И сами мы – не те, кем себя считали… ... Далее
  • 57.
    Любовь и страсть
    Сумасшедшие подвиги совершались во имя любви, и легендарные жертвы приносились ради нее. Рим потрясла страсть Антония и Клеопатры, рыцари плакали над трагедией Зигфрида и Брунгильды, а нынешним бабушкам не давала заснуть «Love Story». Ослепительные люди великих судеб и звездных страстей – герои этой книги. ... Далее
  • 58.
    Ум обреченных
    Легким, точным словом, полным юмора и иронии Веллер вскрывает острейшие вопросы современности, размышляет о пагубности либеральной идеологии, ведущей в недалеком будущем к гибели страны… ... Далее
  • 59.
    Мат: сущность и место
    «К числу непреходящих чувств относится удивление. Десять лет звучат дискуссии о мате – и продолжают поражать безмозглостью. Не остается сил верить Дарвину, что человек произошел от обезьяны, если родословная большинства с очевидностью упирается в дубовый пень…» ... Далее
  • 60.
    Шедевр доктора Конан Дойля
  • 61.
    Океан
  • 62.
    Легенды Арбата
    "Легенды Арбата" – невероятно смешные и головокружительные истории советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. Авторское исполнение еще больше погружает вас в эту атмосферу. По стилю и манере – продолжение знаменитого национального бестселлера «Легенды Невского проспекта». Запись студии «Радио России» 1. Подвиг разведчика 2. Самолет 3. Пятикнижие 4. На театре 5. Дер партизанен 6. Кошка 7. Романс о влюбленных 8. Гулливер 9. Монгольское кино 10.Шутник Советского Союза 11.Рыбалка 12.День рождения Гайдара 13.«МиГ» губернатора 14.Воздухоплаватель 15.Бочонок 16.Мон женераль 17.Имени Нахимова 18.Литературный проект 19.Милицейский протокол ... Далее
  • 63.
    Легенды Невского проспекта (сборник)
    Эта книга – самое смешное (хотя не всегда самое веселое) произведение последнего десятилетия. Потрясающая легкость иронического стиля и соединения сарказма с ностальгией сделали «Легенды Невского проспекта» поистине национальным бестселлером. Невероятные истории из нашего недавнего прошлого, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность. В сборник вошли циклы рассказов «Саги о героях», "Легенды «Сайгона» и "Байки «Скорой помощи». ... Далее
  • 64.
    Любит – не любит
    «Тысячу лет назад норманны сеяли пшеницу на юге Гренландии. Не изменись климат, в Ленинграде сейчас вызревали бы персики. И даже в декабре в больницах было бы не меньше двадцати градусов, что вовсе неплохо…» ... Далее
  • 65.
    Разбиватель сердец
    «– А я говорю – полюбит она тебя как милая, никуда не денется. – Не верю я в это… Нет во мне чего-то, что нравится женщинам. – Характера в тебе нет…» ... Далее
  • 66.
    Любовь и страсть
    Любовь не минует никого, но великие мира сего любили так, что легенды о великой любви живут и поныне. Они совершали подвиги и переживали чудеса, о них писали книги и пели баллады, их имена давали детям и возлюбленным. Любовь требует много сил души, много чуткости и умения: те, о ком мы вспоминаем сегодня, познали это сполна. ... Далее
  • 67.
    Нежелательный вариант (сборник)
    «…Что такое государственный раб? Во-первых, он прикреплен к месту и не может уехать оттуда, где живет. Не только из государства, но даже город сменить! – везде прописка, проверка, разрешение. Во-вторых, он может работать только на государство, и от государства получать средства на жизнь: работа на себя или на частное лицо запрещена, земля, завод, корабль – всё, всё принадлежит государству. В-третьих, за уклонение от работы его суют на каторгу и заставляют работать на государство под автоматом. В-четвертых, если он придумал, как делать что-то больше, легче и лучше, ему все равно не платят больше, а платят столько же, а все произведенное им государство объявляет своей собственностью. Клад, изобретение, сверхплановая продукция, сама судьба – все принадлежит государству! А рабу бросается на пропитание, чтоб не подох слишком быстро. А теперь вы ждете от меня благодарности за такое государство?…» ... Далее
  • 68.
    Жестокий
    «…Предводитель делает характерный жест ладонью. Часть викингов с перерезанным ночью горлом лежит на траве. Оставшихся человек пятнадцать рассаживают через промежутки на огромном бревне, лежащем у сожженного поселка. Руки их связаны за спиной, меж спиной и вязкой проходит вбитый в землю за бревном кол, таким образом что его верхушка торчит на уровне лопаток: не дернуться. Двое воинов подтаскивают очередного викинга за плечи и сажают на бревно, третий просовывает сверху кол за его спиной под вязки рук и камнем вбивает в землю, пока верхушка не уйдет ниже уровня шеи сидящего. Похожий на медведя боец с широкой секирой подходит к бревну, перехватывает секиру за самый конец длинной рукояти, делает широкий круговой горизонтальный взмах – и голова крайнего викинга отскакивает и катится. Негромкий одобренный гул его товарищей…» ... Далее
  • 69.
    Рандеву со знаменитостью (сборник)
    Книга Михаила Веллера в не совсем иногда обычной и даже эпатирующей форме говорит о горьком «пути наверх» нынешних сорокалетних, «несостоявшегося поколения» в годы безвременья, показывая скорее изнанку, чем лицо, своеобразного литературного мира. ... Далее
  • 70.
    Человек в системе
    Новая книга Михаила Веллера раскрывает тайны человеческих конфликтов и парадоксального устройства общества. Как всегда, язык автора легок и ироничен, а открытия неожиданны. «Человек в системе» продолжает темы бестселлеров «Все о жизни» и «Великий последний шанс». ... Далее
  • 71.
    Интим
    «Мы сами не заметили, как практически лишились сферы интимного. Интимное – это то, что только для двоих; или для одного. Оно имеет особенный смысл именно потому, что публично – недопустимо, неправильно, нехорошо, неинтересно. Особенность интимного – в его непубличности. Ну как бы объяснить тем, кто не понимает, а таких все больше…» ... Далее
  • 72.
    Как платят писателю
    «Страшно далеки они от народа, и народу всегда любопытно, сколько эти грамотеи зарабатывают. Ежемесячной зарплаты у них нет, это точно. А гонорар – это как и сколько? Известность сопрягается у народа с деньгами. Слава – это его богатство. Невозможно, чтоб все его знали (ну, или вообще знали, многие) – а он бедный. «Известнее меня – видимо, богаче меня». Легенды о нищих гениях воспринимаются скорее как исключения на общем фоне расхожей состоятельности известных людей. Престиж профессии как бы соответствует ее материальной эффективности…» ... Далее
  • 73.
    Рандеву со знаменитостью
    «Торжественный зал. Люстра, кинохроника, смокинги, блики фотовспышек на лысинах. Недержание лести: симфония славословий. – …за величайшее достижение в области литературы двадцатого века. И, может быть, литературы вообще!..» ... Далее
  • 74.
    Легенда о заблудшем патриоте
  • 75.
    Приключения майора Звягина
    В этой книге много тайн, и все они раскрываются на удивление просто. Во-первых, Звягин – не майор. Ну – бывший майор. Во-вторых, приключения его – никакие не приключения. Эта книга – «наука побеждать» и добиваться любой поставленной цели в наших обыденных условиях. Человек может все – вот неотразимая идея романа. Может переломить судьбу, стать любимым и счастливым, преодолеть даже смертельный недуг. За пятнадцать лет общий тираж «Звягина» приблизился к миллиону. ... Далее
  • 76.
    Былое и байки
    Какие буйные чувства испытывал советский человек в первый раз за границей и в какие дикие ситуации встревал! Как писатель-фантаст заставил плакать прокурора Грузии! Как удмуртские писатели доедали кисель за пионерами! И другие смешные истории от мастера не только письменного, но и устного жанра в авторском же исполнении! ... Далее
  • 77.
    Байки Скорой помощи
  • 78.
    Бомж
    Сборник модернистских рассказов Михаила Веллера «Хочу быть дворником», отвергнутых всеми редакциями, выходил в Советском Союзе пять лет и произвел сенсацию. Автор был принят в Союз писателей СССР по рекомендации Бориса Стругацкого и Булата Окуджавы. В совершенно иных жанрах созданы стократно переизданные бестселлеры «Легенды Невского проспекта» и «Приключения майора Звягина». Теория энергоэволюционизма, впервые изложенная в трактате Веллера «Все о жизни», отмечена медалью Всемирного философского форума в Афинах. Новый роман Веллера написан в русле главной гуманистической традиции русской классики: жажда справедливости «униженных и оскорбленных». ... Далее
  • 79.
    Срок для президента (сборник)
    Это острая, современная публицистика на злободневные российские темы в скандальной, прямой и нелицеприятной форме.
  • 80.
    Заговор сионских мудрецов (сборник)
    Вашему вниманию предлагается сборник рассказов М. Веллера «Заговор сионских мудрецов».
  • 81.
    Легенды Арбата (сборник)
    Новая книга М. Веллера «Легенды Арбата» – сборник невероятно смешных и головокружительных историй советского и недавнего прошлого. Беспощадная правда и народная мифология образуют блестящий сплав и гремучую смесь. По стилю и манере – продолжение знаменитого национального бестселлера «Легенды Невского проспекта». ... Далее
  • 82.
    О любви (сборник)
    Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть. Удивительные вещи происходили вечно по причине ея. Чем сильнее любовь – тем больше наломано дров. Вечно какие-то препятствия, вечно какие-то страдания, и чем трагичнее страдания – тем более прекрасные и проникновенные песни слагают поэты. «Жестока, как ад, ревность», – пожаловался Соломон, и через некоторое время Отелло задушил Дездемону, Хозе зарезал Кармен, а Российский уголовный кодекс признал ревность смягчающим обстоятельством. ... Далее
  • 83.
    Конец подкрался незаметно (сборник)
    Новая книга Михаила Веллера создана в том же жанре, что и ряд его бестселлеров последних лет – «Великий последний шанс», прочитанный всем политическим истеблишментом страны (общий тираж более 300 000 экз.) и «Отцы наши милостивцы». Это сплав страстной злободневной публицистики с сатирой и политико-философскими экскурсами по нашим проблемам. Непростые аспекты возвращения Крыма и украинско-российских отношений, глубинные причины падения жизненного уровня, политические угрозы и феномен единства народа в эпоху трудностей, а главное – что с нами будет: вот основные темы книги. Язык ее, как свойственно Веллеру, легок и прост, а формулировки и выводы бывают крайне неполиткорректны. О сложных и нелегких вещах – с иронией и юмором, – таков девиз автора. В книгу включены несколько наиболее популярных вещей из прошлых книг подобного рода: «Государство и воровство», «Убийца должен висеть», «Евреи», «О терроризме», «Справедливость». ... Далее
  • 84.
    «Иномарка» как рудимент самоизоляции
    «Автомобиль, как известно, толком появился в Германии и набрал мощь в Америке. К 1917 году по миру бегали «Даймлер-Бенцы», «Рено», «Ситроены», «Остин-Мартины», «Роллс-Ройсы», «Форды» – в России собирались исключительно «Руссо-Балты», причем весьма малой серией…» ... Далее
  • 85.
    Марина
  • 86.
    Хочу быть дворником
    «Есть люди, которые хотят познать все, и есть люди, которым тошно от того, что они уже познали. И вот вторые молчат, чтобы не было хуже, а первые встревают всюду, надеясь сделать лучше. Чем нервируют окружающих…» ... Далее
  • 87.
    Все о жизни
    «Все о жизни» – фундаментальный философский труд, оформленный еще в сократовской традиции: автор то и дело прикидывается простачком, пошучивает и ерничает. С обманчивой внешней простотой Веллер анализирует сложнейшие социально-психологические проблемы, следуя завету великого Буало: «Кто ясно мыслит – ясно излагает». Свою философию, которую он назвал энергоэволюционизмом, Веллер разрабатывает уже более тридцати лет. Суть ее – связывание в единую систему основных аспектов Бытия, от психологии личности до устройства Космоса. Установление закономерностей эволюции человечества как неотъемлемого звена эволюции Вселенной. Будучи единственной законченной философской системой как в истории русской культуры, так и в мировой культуре второй половины XX века, энергоэволюционизм был отмечен как широким читателем (небывалые для подобной литературы тиражи), так и профессиональными кругами. Выступая с докладами о своей философской системе на конференциях и конгрессах всех уровней, автор был отмечен золотой медалью Всемирного философского форума в Афинах– 2010. ... Далее
  • 88.
    Оружейник Тарасюк
  • 89.
    Самовар
    На кой черт мы вообще живем? Как устроена наша жизнь, что нам так фигово? Почему мы вляпались в то, что имеем? И есть ли, наконец, счастье в жизни? Так вот, ни на что не похожий, роман «Самовар», книга скандальная и философическая одновременно, отвечает на все вечные вопросы, которые нас мучают. Его герои – беспомощные пациенты секретного госпиталя, а на самом деле – властелины мира, которые и управляют нашей историей и нашими судьбами. Здесь для Веллера нет запретных тем и запретных мыслей. Любовь, долг, чем кончится история человечества и в чем предназначение человека – вот проблемы, которые решает семерка инвалидов в своих чудовищных опытах. ... Далее
  • 90.
    Баллады тюрем и заграниц (сборник)
    Новая книга Михаила Веллера, чье творчество отличают искрометный юмор, сарказм, увлекательность повествования. Невероятные истории, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность. В сборник включены рассказы: «Баллада датской тюрьмы», «Огнестрельное», «Пьяная травма», «Лысый кукурузник», «Бровеносец Потемкин» и многие другие… ... Далее
  • 91.
    Махно
    Новая книга Михаила Веллера в остросюжетной форме, опираясь на сенсационные документы, рассказывает о великих и удивительных деяниях легендарного батьки Махно – командующего Революционно-повстанческой армией Украины, борца за свободу простого народа, убежденного анархиста. ... Далее
  • 92.
    Современная русская литература
    «…Говоря о сегодняшней русской литературе, нужно, во-первых, прикинуть и определить, с чего она началась. Потому что в перестроечный период это была еще не сегодняшняя русская литература. Перестроечный период характеризовался тем, что вытащили все из закромов, из всех амбаров и сусеков – и стали гнать: мемуары белогвардейцев, лагерные воспоминания, всю «чернуху», весь модернизм, не похожий на социалистический реализм, который единственно раньше допускался…» ... Далее
  • 93.
    К последнему шансу
    Тайный бестселлер Думы и правительства. Единственная честная книга в России!
  • 94.
    Россия и рецепты
    Страна гибнет – или возрождается? Впереди свет – или тьма? Нас обманывают – или мы сами беспомощны? Ответы знаменитого писателя на самые больные вопросы – откровения и прогнозы. ... Далее
  • 95.
    Друзья и звезды
    Чёртова дюжина блестящих судеб, в которых яснеет величие и крушение державы: секреты нашей истории и парадоксы культуры глазами простых гениев.
  • 96.
    Любовь и смысл жизни (сборник)
    «…Все знают, что она есть, и никто не знает, что это такое. Или еще: все знают, что это такое, но никто не знает, как это сказать. Хотя практики-эмпирики, профессиональные соблазнители и многоженцы по этим путям ходят, как по тротуару возле собственного дома. Зная все повороты наизусть. Удивительные вещи происходили вечно по причине ея. Чем сильнее любовь – тем больше наломано дров. Вечно какие-то препятствия, вечно какие-то страдания, и чем трагичнее страдания – тем более прекрасные и проникновенные песни слагают поэты. «Жестока, как ад, ревность», – пожаловался Соломон, и через некоторое время Отелло задушил Дездемону, Хозе зарезал Кармен, а Российский уголовный кодекс признал ревность смягчающим обстоятельством…» ... Далее
  • 97.
    Белый ослик (сборник)
    Эта повесть Михаила Веллера – современное Евангелие на реальном бытовом материале неприветливой Москвы: реальный святой, реальные бандиты, реальный путь к добру, – и все это стремительно развивается, подобно криминальному телесериалу. Кроме повести "Белый ослик" в книгу вошли другие произведения М. Веллера. ... Далее
  • 98.
    Гонец из Пизы
    Что произойдет, если «Аврора» вдруг снимется со своей вечной стоянки в Петербурге и отправится в Москву – наводить орудия на Кремль? А по дороге ее экипаж в черных кожанках и с маузерами в руках примется наводить порядок в стране? Отныне судьба России будет вершиться на палубе легендарного крейсера, а один из его офицеров будет назначен, ни много ни мало, нашим новым президентом. Захватывающий сюжет, блестящий стиль повествования и разговор о проблемах, которые волнуют миллионы наших сограждан, поднимают этот роман на вершину творчества Михаила Веллера. ... Далее
  • 99.
    А может, я и не прав
    «Свою литературную судьбу я считаю начавшейся с того момента, когда во время прохождения лагерных сборов от военной кафедры университета я пошел на риск первой публикации и написал рассказ в ротную стенгазету. Сей незатейливый опус, решительно не имевший значительных литературных достоинств, тем паче опубликованный в весьма малоизвестном издании тиражом одна штука, вызвал неожиданный резонанс. В рассказе я не до конца одобрительно отзывался о некоторых моментах курсантского внутреннего распорядка, как-то: строевая подготовка, строевая песня, надраивание сапог перед едой и т. д. Из редакционных соображений отрицательное мое к этому отношение было по форме облечено в панегирик, где желаемый эффект достигался гипертрофией восхвалений. Прием это старый, азбучный: восхваления достигали такого количества, что переходили, нарушая меру, в противоположное качество, – что и требовалось…» ... Далее
  • 100.
    Дон-Жуан
    «Мужчина может быть привлекателен своей силой, храбростью, могуществом, властью, славой. Богатство также привлекательно – не только тем, что сулит возможность разнообразных удовольствий и комфорта; и не только тем, что одаренная богатством женщина ощущает себя избранной, ценной, более значительной в жизни, чем другие; но и тем, что богатство – во многом эквивалент и даже синоним силы, мужества, власти, всемогущества…» ... Далее
  • 101.
    Мужчина и женщина
    «Хотел бы я знать, что было написано в раззолоченном томе с аналогичным названием, который так любил почитывать Васисуалий Лоханкин. Но поскольку каждый человек в свой срок задается мучительными вопросами типа несправедливости природного и социального неравенства полов, поскольку наше время дает примеры удивительного стремления уже не к равенству, но к одинаковости полов в их социальных функциях, есть смысл обозреть все опорные точки проблемы и сделать вывод…» ... Далее
  • 102.
    Семенов и Штирлиц
  • 103.
    Не ножик не Сережи не Довлатова
  • 104.
    Песнь торжествующего плебея (сборник)
    Сборник избранного «Песнь торжествующего плебея» – жесткий разговор профессионала об убийстве нашей культуры, о самосожжении писателя в борьбе за совершенство, о карьерах и падениях. В книгу включены рассказы о литературном мастерстве, памятные многим сегодняшним журналистам и писателям. Содержание сборника: Вначале и в конце Гуру А может, я и не прав Положение во гроб Рандеву со знаменитостью Ящик для писателя Ящик для писателя Молодой писатель Версия дебюта Как писать мемуары Как платят писателю Стиль Служили два товарища, ага! Красная редактура Как меня редактировали Редактор жалуется Укуситель и укусомый Укуситель и укусомый Критики пишут романы Самокритика и незадача Блым-блым-блым Обеспечение ударения Как бы О языковой сервильности великороссов «Иномарка» как рудимент самоизоляции Мат: сущность и место О психосоциальной сущности новояза Долина идолов Масс и культ Театр и его вешалка Слава и место в истории Золотой и серебряный Товарищи, в ногу! Интим Культура как знаковое поле Технология рассказа Введение Глава 1. Замысел Глава 2. Отбор материала Глава 3. Композиция Глава 4. Зачин Глава 5. Стиль Глава 6. Деталь Глава 7. Эстетическая концепция Приложение. Борьба с редактором Краткая-краткая библиография ... Далее
  • 105.
    Б. Вавилонская
    Новая книга Михаила Веллера в блестящем и парадоксальном стиле, отличающем мастера, рисует озорные и чудовищные варианты нашего вчера, сегодня и завтра. Проза Веллера в остросюжетной форме ставит вечные вопросы – и наши современники дают на них неожиданные ответы... ... Далее
  • 106.
    Транспортировка
    «В комнате накурено. Стены в книжных стеллажах. За пишущей машинкой сидит 1-й соавтор. Настольная лампа освещает его мясистое лицо и короткопалые руки. 2-й соавтор расхаживает по ковру, жестикулируя чашкой кофе. Он постарше, лет пятидесяти, худ, выражение лица желчное…» ... Далее
  • 107.
    Легенда о Моше Даяне
  • 108.
    Легенда о стажере
  • 109.
    Конь на один перегон
    «Всех документов у него было справка об освобождении. – Карточная игра, парень, – предупредили, куря на корточках у крыльца. Сиверин не отозвался. „Передерну“. „Скотоимпорт“ непридирчив. Неделю в общежитии тянули пустоту: карты и домино. Жарким утром, успев принять с пятерки аванса, небритые и повеселевшие от вина и конца ожидания, устраивались в кузове с полученными сапогами и телогрейками…» ... Далее
  • 110.
    Великий последний шанс
    "Великий последний шанс" уже назвали тайным бестселлером Государственной Думы и правительства, а также единственной честной книгой в России. Слушая тихий, проникновенный голос автора, вы непременно почувствуете, что всеми этими страшными и прекрасными тайнами он делится лично с вами! ... Далее
  • 111.
    Гонец из Пизы
    Эта книга – о том, что мечтают сейчас, откровенно говоря, сделать многие, да не хватает духу и останавливают непреодолимые препятствия. Но герои Михаила Веллера преодолевают препятствия. Сюжет его нового романа головокружителен и прост, реалистичен и невероятен одновременно. Роман смешон и печален, добр и зол; язык его легок, но последовательная мстительность мысли даже пугает. Книга рассчитана на читателей, которые хотели бы крепко встряхнуть окружающую жизнь за шкирку, а это, мягко говоря, широкий круг. ... Далее
  • 112.
    Наш князь и хан
    Роман из времен Куликовской битвы превращается в цепь нелепостей, а сюжет – в головоломку разведчика, вскрывающего тайны. Русская история была фальсифицирована пиарщиками Средневековья. Сражение с Мамаем и карательный набег Тохтамыша выглядели вовсе не так, как нам внушали веками. И сами мы – не те, кем себя считали… Продюсер аудиозаписи: Татьяна Плюта © Веллер М.И., 2015 © ООО «Издательство АСТ» © & ℗ ООО «Аудиокнига», 2016 ... Далее
  • 113.
    Три романа и первые двадцать шесть рассказов (сборник)
    В книгу включены романы «Приключения майора Звягина», «Гонец из Пизы» и «Самовар», а также ранний сборник рассказов «Хочу быть дворником». Это наиболее известные произведения Михаила Веллера в стилистике серьезной прозы. ... Далее
  • 114.
    Чуча-муча, пегий ослик!
    «Вот видишь, все-таки я написал тебе письмо. Много-много лет я собирался это сделать. С тех самых пор, как мы с тобой расстались, и навсегда. Чтоб никогда больше не увидеться…» ... Далее
  • 115.
    Живы будем – не помрем
    Обычный человек может добиться всего и в любых обстоятельствах, если сильно захочет – вот суть книги М.Веллера «Живы будем – не помрем». Авантюрные сюжеты заставляют следить, как добиться любви, исцелиться от смертельной болезни и познать смысл Вселенной. ... Далее
  • 116.
    Гуру
    «– Бесконечная мера вашего невежества – даже не забавна… Такова была первая фраза, которую я от него услышал, – подножка моей судьбе, отклоненной им с предусмотренного пути. Но – к черту интимные подробности. Я всем ему обязан. Всем…» ... Далее
  • 117.
    Ящик для писателя
    «…Нужно хлебнуть рабства сполна, чтобы выдавить из себя раба до капли: постичь и проповедать суть свободы, скрыв от мира и истории свое имя под уничижительным паче гордости псевдонимом Эпиктет; пусть влюбленный и на лучшее не годный Арриан молитвенно вносит в скрижаль мысли учителя…» ... Далее
  • 118.
    Все уладится
    «Понедельник – день тяжелый, уж это точно. Но вторник выдался и того почище: Чижикова выперли с работы. Дело так было. В понедельник с утра Чижиков успел поскандалить с женой, изнервничался, и когда пришел к себе в музей, все у него из рук валилось…» ... Далее
  • 119.
    Волобуев, вот вам меч! (анекдоты от Веллера)
    Анекдот от призового рассказчика – это искусство наслаждения словом и ситуацией. Это художественный образ всей нашей жизни, смешной до идиотизма и закаляющей нас, как сталь или как полено. Если пять минут смеха продлевают жизнь на час, то три часа изысканных анекдотов в исполнении Веллера – это год жизни, и пошли они все. ... Далее
  • 120.
    Что такое не везет и как с ним бороться
    «Что такое не везет и как с ним бороться» М.Веллера – учебник жизни в форме коротких увлекательных повестей, объединенных центральным героем: как стать везучим, как стать красивой, а главное – как обрести счастье. ... Далее
  • 121.
    Легенды разных перекрестков (сборник)
    «Дания – страна скучная. Но вообще ничего. Жить можно. Если кому охота ничего не делать и жить спокойно – место очень подходящее. Датчане гордятся тем, что их королевская династия – сегодня древнейшая в мире: не прерывается уже тысячу лет. И любят вспоминать, что когда во время Второй Мировой войны оккупировавшие их немцы приказали всем евреям нашить желтые звезды, назавтра король вышел на улицу с могендовидом на черном пальто; начиная с чего и не допустил акции. Теперь прибавим к этому викингов, завоевавших Англию и державших в страхе пол-Европы, замок Эльсинор, где Гамлет разбирался с родственниками, и необыкновенно человеколюбивое законодательство, позволяющее любому бездельнику отлично жить на кучу социальных пособий. И завершим этот краткий обзор знаменитым и действительно прекрасным парком развлечений Тиволи…» ... Далее
  • 122.
    Лодочка
    «Октябрьский день был ясен и чист насквозь. Я бродил по Михайловскому саду: сухое стынущее сияние осени, ограненное в узорную чернь оград. Перспективы обнажались. Отдыхали на скамейках старички, курили молодые стильные мамаши, мелькала детвора в азарте. Мальчишки пускали в пруду бумажные караблики, они скользили по чернолитой плоскости. Один достиг берега около меня. Я поднял его, размокшая бумага развернулась; чернила расплылись на ней…» ... Далее
  • 123.
    Накануне неизвестно чего
    Новая ироническо-издевательская книга Михаила Веллера – не то призыв сажать родных воров, не то ошеломление тайнами происходящего. От Цезаря до дней наших многотрудных и от Китая до Крыма – куда мы-то летим в безумном мире с последним приветом? ... Далее
  • 124.
    Графоман Жюль Верн
  • 125.
    Ледокол Суворов
  • 126.
    Мое дело
    Новый роман Михаила Веллера посвящен становлению личности и победе над нелегкими обстоятельствами. В «Моем деле» повторяется кредо автора: «Я Вас научу любить жизнь!» и «Дадим им копоти!». Книга пронизана неизменным веллеровским оптимизмом и юмором. ... Далее
  • 127.
    Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего
  • 128.
    Трибунал
    «Бриллиантовая Звезда «Победы» впивалась Жукову в зоб. Он отогнул обшлаг, хмуро оценил массивные швейцарские часы и перевел прицел на часового. Часовой дрогнул, как вздетый на кол, отражение зала метнулось в его глазах, плоских и металлических подобно зеркальцу дантиста. Высокая дворцовая дверь, белое с золотом, беззвучно разъехалась…» ... Далее
  • 129.
    Бермудские острова
    «…Человек взрослеет, и ускользающее движение лет все стремительней под растущим грузом насущных дел, и все недоступней и сказочнее за туманным горизонтом обетованный мираж, его Бермудские острова. И есть – смиряются; так положено от веку. Они строят города и пишут книги, их любят семьи и уважают друзья. И сны их спокойны в ночи и чиста и горда совесть. Они – хлеб жизни. И никогда их твердым шагам не прозвучать на таинственном побережье, путь куда, обманен и зыбок, не сманил их, чужд…» ... Далее
  • 130.
    Ножик Сережи Довлатова
  • 131.
    Не ножик не Сережи не Довлатова (сборник)
    Сборник избранного «Не ножик не Сережи не Довлатова» включает в себя необыкновенно точные и глубокие описания как трагедии эмиграции советской литературы, так и фигур и судеб самих писателей в широком диапазоне от сарказма до романтизма. Первое появление романа в печати вызвало памятный литературный скандал, отголоски которого не утихли и сегодня. Содержание сборника: Как вы мне надоели Ножик Сережи Довлатова Не ножик не Сережи не Довлатова Пир духа Кухня и кулуары Прихожая и отхожая Чернила и белила Ледокол Суворов Семенов и Штирлиц Графоман Жюль Верн Киплинг Шедевр доктора Конан Дойля Три мушкетера Черный Принц политической некрофилии Перпендикуляр Зиновьев Паршивец Паршев Генерал Трошев: Рецензия для главнокомандующего ... Далее
  • 132.
    Самокритика и незадача
    «Фабула этой баллады взывает к стилистике Хармса. Один критик, которого можно назвать Романом Арбитманом и поселить в Саратове (никаких намеков на Грибоедова!), решил реализовать свои возможности, написать роман и подзаработать денег. Что и сделал…» ... Далее
  • 133.
    Самовар. Б. Вавилонская
    Роман «Самовар» – пожалуй, самая резкая и шокирующая из всех книг М. Веллера. Дикая фантазия неотделима от жуткой правды: тайный госпиталь, укрытый в лесах, где вершатся судьбы мира и нарушаются все мыслимые законы. Включенный в этот же том роман-антиутопия «Б. Вавилонская» является продолжением лишь одной из линий «Самовара» – темы катастроф. ... Далее
  • 134.
    Подполковник Ковалев
    «Мелкая нервотрепка… не бой даже. Хлопнул гранатомет, вылетел из зеленки трассер. Скатились с матом, засадили из всех стволов, башенная сварка отстучала по листве; сдвинулись, отошли… Утихомирилось…» ... Далее
  • 135.
    Эстетика энергоэволюционизма
    Феномен эстетики рассматривается в рамках энергоэволюционизма Веллера как избыточная потребность и способность человеческой психики адаптировать к себе окружающую среду. ... Далее
  • 136.
    Психология энергоэволюционизма
    Психология выступает в энергоэволюционизме Веллера как связующее звено между естественными жизненными потребностями человека и процессами изменения Вселенной, орудием которой мы являемся. ... Далее
  • 137.
    Социология энергоэволюционизма
    Социология – важнейшая часть философии энергоэволюционизма, как назвал свою систему взглядов Михаил Веллер. Устройство общества и его эволюция определяются общими законами мироздания. ... Далее
  • 138.
    О Дикий Запад!
    «…Вот же окопались сценаристы в кино – гранатометом не вышибешь, насмерть держат рубеж у заветного пирога. – Да? Напиши хороший сценарий. И посмотри, как от него в кино ничего не останется: режиссер гений, актеры гении, сценарист дурак, пшел вон, болван, не путайся под ногами. – Да я бы им под холодную закуску левой ногой такое заворачивал за полгонорара – никакой постановкой не угробить, за счет голого сюжета и раскладки ситуаций фильм бы на ура держался. Народу простого кина охота, чтоб дух захватывало, и похохотать, и слезку вытереть. – А-а! Так что ж ты тут сидишь? Давай, заворачивай. – Да элементарно! Сейчас я тебе кинуху расскажу – финиш. Еще все будет перед глазами стоять, покажется потом, что ты это точно в кино видел! – Ну-ну. Гомер из Конотопа. Представляю себе эту развесистую клюкву. – Слушай внимательнее и тогда представляй. Сейчас…» ... Далее
  • 139.
    Кавалерийский марш с вариациями
    «Есть мнение, насаждавшееся старыми идиотами на Высших Сценарных Курсах: киносценарий есть законченное художественное произведение, существующее уже само по себе. Это все равно, что газ сгоревшего в двигателе бензина объявить самоценным нефтепродуктом; бред: этот газ двинет поршни и придаст движение автомобилю, иначе от него только жара и вонь. Сценарий – это только пересказ фильма, который увидел пока один только человек: сценарист. Пересказ предельно внятный, подробный, ясный и простой: достаточный. Стилистические изыски тут глупы и неуместны: это искусство визуальное, а не вербальное. Ну, вроде как Мойша передал по телефону арию Карузо, – вот и сценарист просто пересказывает увиденное. Это кино в словах. А кино – это зрелище, и это муви. Картина! краска! кадр! движение! звук! – вот что требуется от сценария. Можно сказать еще одним способом: сценарий – это комикс без картинок: картинки тоже пересказаны словами. Все, что требуется от любого читающего – это лишь капелька зрительного воображения…» ... Далее
  • 140.
    Вечер в Валгалле
    «…А вы что думали, я не знаю, что все сыплется? Это товарищ Сталин построил нам такое хрустальное здание, дворец коммунизма в отдельно взятой за жопу стране! Чуть что тронь – и все стены поехали! Или концлагеря с могучей армией – или свобода с анархией и бардаком. А ты живи между милым началом и гадским концом, как акробат на канате! Мы и сопели осторожненько. Волков немножко покормить, овец немножко постричь, диссидентов немножко посадить, автомобилей народу немножко сделать, мастеров искусства немножко наградить. Не трогай – не сломается!…» ... Далее
  • 141.
    Два возраста глупого короля
    «…Количество переходит в качество удивительным образом. Каждый человек по отдельности хочет всего хорошего, разумного и правильного. (Ну, за исключением незначительного процента сволоты.) А все люди сообща и вместе – решают и делают какую-то хрень! И сами потом удивляются и негодуют, как же это так выходит. Ищут виноватых и назначают наказанных. И тогда возникает естественная мысль. Если допустить, ну, теоретически и ненадолго, что все государства с их институтами мы расформируем. Всех людей распишем семьями в единоличники и расселим по отдельным клеточкам земли. И велим договариваться друг с другом напрямую, по уму, вот без этой государственной гадской машины. То нормальные разумные люди, работая и что-то делая, будут просто сообща меняться своими изделиями и сообща решать все важные вопросы. И все будет хорошо: справедливо и свободно… Вот это и называется анархизм…» ... Далее
  • 142.
    Своими глазами (сборник)
    Самые авантюрные и остросюжетные повести Михаила Веллера составляют эту книгу. Зрительно яркие, как кинобоевики или театральные премьеры, они охватывают спектр истории от викингов до сталинского политбюро. ... Далее
  • 143.
    Пониматель
    Человек – это часть Вселенной и существует по ее законам. Поэтому первый и необходимый шаг к осознанию своего места в ней – Понимание себя и окружающего мира. Познай себя – и ты познаешь весь мир! ... Далее
  • 144.
    Культура как знаковое поле
    «…Когда понятие «культура» отграничивается от «цивилизация» и даже противопоставляется ему – оно сужается специфически. В этом случае под цивилизацией понимается совокупность продукта, имеющего прикладное значение. Т. е. все, что умышленно нацелено на максимальное удовлетворение потребностей первого порядка. Жилища и рабочие строения, средства транспорта и связи, одежда, пища, уход за телом и т. п. Науку также правильно отнести к цивилизации, ибо прямо или косвенно она сказывается на материальной жизни…» ... Далее
  • 145.
    Товарищи, в ногу!
    «Проект о введении единомыслия в России время от времени внедряется в жизнь с размахом и успехом большим, нежели могло вообразиться его язвительному создателю и одному из скромных российских губернаторов. Стремление обрести уверенность воззрений путем марширования строем вполне присуще так называемым образованным людям, их насмешки над приверженностью к строевым упражнениям военных есть форма изживания собственного комплекса, в котором они ощущают некую сомнительность и постыдность для человека „демократичного и свободомыслящего“…» ... Далее
  • 146.
    Золотой и серебряный
    «Сравнение золота с серебром решается в пользу платины. Но ее слишком мало: Шекспиры единичны. Чемпионы в беге на сто и на десять тысяч метров – всегда разные люди. Нельзя быть самым сильным и самым изящным одновременно. Гиганты Золотого века наворотили горы и проторили дороги: создали литературный ландшафт. А потомкам в нем жить. От вздохов слетают перламутровые пуговицы с батистовых сорочек…» ... Далее
  • 147.
    Слава и место в истории
    «Дондурей (ну так же и хочется поставить «дон» отдельной частицей!..), главный редактор одного журнала про кино, названия которого я никогда не мог запомнить, недавно сказал в телевизоре, что Глазунов, хоть ему и дарят дома, и платят миллионы, все равно в историю не войдет: критики про него не пишут. То есть критик определяет место в истории. Критик как диспетчер социокультурного пространства…» ... Далее
  • 148.
    Театр и его вешалка
    «Любите ли вы театр, как я его люблю? Тогда пососите лимон, чтобы унять непроизвольные движения гортани. Чем был театр и чем он стал – вот в чем вопрос. О времена, о зрительские нравы – карету мне и цикуту. Балет, буфет, бред, туалет, рецензия…» ... Далее
  • 149.
    Масс и культ
    «Мой любимый литературный герой – Скалозуб. Любимый чин – фельдфебель. Точки зрения наилучше классифицируются на: 1) моя; 2) неправильная. Когда-то в Университете на военных сборах присланные командовать нами курсанты артучилища вынесли в солдатской чайной характеристику: «Все эти филологи – идиоты». Детство мое прошло в военных гарнизонах…» ... Далее
  • 150.
    О языковой сервильности великороссов
    «Еще раз повторим: упадок страны, народа, государства начинается не с падения экономики, или политического фиаско, или военного поражения. Землетрясения еще нет – но неуловимые колебания заставляют насторожиться животных. Держава еще могуча – но подспудные процессы уже вылезают наружу, являя себя через вещи, в которых можно различить начавшееся падение…» ... Далее
  • 151.
    Как бы
    «Это как бы вводное минисловосочетание испещрило обыденную речь как сыпь. Обсуждение его паразитической сущности набило оскомину и превратилось в общее место…» ... Далее
  • 152.
    Обеспечение ударения
    «Владимир Викторович Колесов, лингвист, профессор, доктор филологии, заведующий кафедрой русского языка филфака Санкт-Петербургского университета, монографии, переводы, почетные дипломы и степени; акцентолог. Учитывая вес и традицию петроградской-ленинградской русской лингвистической школы – пожалуй что русист-акцентолог Петербурга номер раз и, с учетом совокупности факторов, России и мира. Из Петроградской кафедры вышла вся русская лингвистика…» ... Далее
  • 153.
    Укуситель и укусомый
    «Поскольку литературная критика, как и профессиональная критика вообще, есть занятие по исходному определению бесплодное; поскольку в мировой литературе невозможно назвать писателя, испытавшего на себе благотворное и позитивное влияние критики, но множество, кому критика в той или иной мере портила жизнь и нервы; поскольку критик исходит из той или иной степени разрушительного осознания своей бесплодности и несостоятельности в каких-либо позитивных, созидательных областях деятельности и делает себе профессией оценку деятельности других, – я искренне рад поводу выразить Вам сердечное сочувствие и засвидетельствовать свое глубокое уважение той стойкости и мужеству, с которыми Вы превозмогаете свой недуг, стараясь заработать на жизнь умственным трудом…» ... Далее
  • 154.
    Редактор жалуется
    «Если человек безмозгл, то не имеет значения, к чему именно он свою безмозглость прикладывает – лишь бы не к медицине…»
  • 155.
    Как меня редактировали
    «Сначала беглая справка. До изобретения книгопечатания никто не помышлял о редактировании текстов. Античная литература создана без участия редакторов, как ни горько это сознавать. Равно и средневековая. Наемному переписчику немало вломили бы за отсебятину. Правда, на устных этапах она «обкатывалась» пересказителями-исполнителями, но с обретением письменной формы – шалишь. («Редактирование» истории монахом-летописцем – отдельная песня из области пиара.)…» ... Далее
  • 156.
    Красная редактура
    «В семидесятилетний период советской власти в России имел место, среди прочих социальных феноменов, беспрецедентный в истории институт, уже само название которого – «красная редактура» – требует предварительной расшифровки…» ... Далее
  • 157.
    Последний танец
    «Под фонарем, в четком конусе света, отвернув лицо в черных прядях, ждет девушка в белом брючном костюме. Всплывает музыка. Адамо поет с магнитофона, дым двух наших сигарет сплетается над свечой: в Лениной комнате мы пьем мускат с ней вдвоем…» ... Далее
  • 158.
    Дети победителей
    «Мы были, были!.. Мы, старперы, несостоявшееся поколение, дети победителей величайшей из войн, волна демографического взрыва – сорок шестой-пятидесятый года рождения, самое многочисленное поколение за всю историю страны. Мы, состарившиеся в мальчиках, вино, перебродившее на уксус и не дождавшееся праздника: нас не подпустили к столу, мы не дотянулись до бокалов, а ножи были предусмотрительно убраны: лакеи захватили буфеты и стали хозяевами праздника…» ... Далее
  • 159.
    Ревность
    «Мужику укокошить бабу, конечно, легче – он здоровее и агрессивнее. Привычка к оружию, опять же. Но она берет сообразительностью: грибками с кашицей угостить, толченую лампочку в котлетку подсыпать, крысобоя в винцо капнуть. А также удобно у спящего отхватить тот торчащий орган, единоличное обладание которым и представляется ревнующей стороне справедливой целью…» ... Далее
  • 160.
    Паршивец Паршев
  • 161.
    Три мушкетера
  • 162.
    Киплинг
  • 163.
    Прихожая и отхожая
    «– Эту булгаковскую фразу знают все (все, кому следует это знать) – но не знают, что за ней стоит: как-то это ускользнуло пока от комментаторов. И хоть тресни – вот не записал сразу, по глупости, и забыл, и никак не вспомнить теперь автора и название книги, и не могу найти концов: кучу историй перерыл. Дело было так: Вот Испания, и инквизиция, и XV век, и жгут моранов и не моранов, и блюдут чистоту веры. И приходят среди прочих к одному ученому и почтенному раву, и выгребают у него все свитки и пергамент, и устраивают аутодафе, и пусть радуются, что пока жгут не его самого, а только его книги…» ... Далее
  • 164.
    Короткая проза (сборник)
    «Короткая проза – это удар ножа, оставляющий долгое наркотическое воздействие. Настоящий рассказ – это жестко процеженная квинтэссенция романа, впрыснутого в один прием. Рассказ не пишется – он сначала проживается, а потом чеканится», – сказал Михаил Веллер о новеллистике в интервью еженедельнику «Аргументы и время». В книгу включено большинство лучших и наиболее характерных рассказов Веллера. Их разноплановость, непохожесть друг на друга – неизменный авторский принцип. Собранные вместе, рассказы создают уникальный по яркости и оригинальности новеллистический корпус. Содержание сборника: Фант. Все уладится Транспортировка Долги Кошелек Трибунал Кнопка Узкоколейка Подполковник Ковалев Хочу в Париж Реал.  Конь на один перегон А вот те шиш Недорогие удовольствия Правила всемогущества Дети победителей Модерн. Последний танец Лодочка Бермудские острова Свободу не подарят Возвращение Миг Ни о чем Цитаты Коротк. Апельсины Сопутствующие условия Поправки к задачам Паук Думы Эхо Разные судьбы Легионер Свистульки Юмор. Идет съемка Плановое счастье Кентавр Хочу быть дворником ... Далее
  • 165.
    Фуга с теннисистом
    «Старый Хаим Бейдер когда-то был молодым Хаимом Бейдером. Что с того. Все были молодыми. И в давние довоенные времена жил он в украинском городке Каменец-Подольске. Тоже ничего удивительного. Там жило довольно много народа до войны, в том числе и евреев. Я там тоже жил. Но недолго. Я там только родился…» ... Далее
  • 166.
    Всеобщая теория всего
    Теория сия представляется истинной тем, что в нее вполне укладывается, ей соответствует и ею объясняется все сущее. Поиски смысла жизни предполагают, что и жизнь человека, и всего человечества не есть нечто ограниченное собственными рамками, конечное, целесообразное внутри себя без внешней цели и функции. А есть лишь часть большего, всеобщего, где человек и все человечество имеет задачу, функцию, роль, назначение в масштабах всего сущего – бытия. Вот вам рассмотрение вопроса в полном охвате. Жизнь это, конечно, никому не облегчит. И не изменит. Но та самая обладаемая нами энергия, которая нас породила и заставляет жить и действовать – заставляет знать. А вот что в конце концов выйдет из знания – посмотрим, кто доживет. ... Далее
  • 167.
    Кухня и кулуары
    «Да нет, не та кухня, которая литературная, а та, которая обычная, шестиметровая, где чай пьют и реже – водку, да и то и другое все реже, и судят обо всем обстоятельно и (мой дом – моя крепость) безоглядно храбро. Не пожрать, так хоть потрындеть; а в литературе кто ж не специалист. Как там звали парнишку, накатавшего «Школу злословия»? не пивал он наших чаев, не сиживал на кухоньках, задвинутый плотно и глухо, как в танке. Кости моем – белей снегов Килиманджаро, учись, пиранья…» ... Далее
  • 168.
    Эхо
    «Похороны прошли пристойно. Из крематория возвращались на поминки в двух автобусах, поначалу с осторожностью, а потом все свободнее говорили о своем, о детях, работе, об отпусках. Квартира заполнилась деловито. Мужчины курили на лестнице; появились улыбки. Еда, закуски были приготовлены заранее и принесены из кулинарии, оживленное бутылками застолье по-житейски поднимало дух…» ... Далее
  • 169.
    Сопутствующие условия
    «Его должны были расстрелять на рассвете. На рассвете – это крупное везение. Еще есть время. Он лежал ничком в совершенной темноте. Вероятно, ногами к двери – швырнули. Спина была изодрана в мясо и присыпана рыбацкой солью. Боль вывела его из забытья. Боль была союзником…» ... Далее
  • 170.
    Свободу не подарят
    «Ночью в открытое окно слышны куранты Петропавловки. Восходят огни разведенного моста, мазутным теплом судов и майским запахом акаций с набережной омывается прокуренная комната. Девчонки посапывают под тонкими одеялами, конспекты и курсовые белеют на столах. Лик Че Гевары проясняется на стене…» ... Далее
  • 171.
    Свистульки
    «Он очнулся нагой на берегу. Рана на голове кровоточила. Сначала он пытался унять кровь. Прижимал рукой. Промыл рану соленой жгучей водой. Отгонял мух. Потом нарвал листьев и осторожно залепил. В дальнейшем рана зажила. Шрам остался от лба до темени. И иногда мучали головные боли…» ... Далее
  • 172.
    Разные судьбы
    «Полковник сидел у окна и наблюдал ландшафт в разрывах облаков. Капитан подремывал под гул моторов. Полковник почитал, решил кроссворд, написал письмо и достал коробку конфет: – Угощайтесь…» ... Далее
  • 173.
    Поправки к задачам
    «Августовское солнце грело приятно. Листва уже набирала желтизну. Маршал дремал на скамеечке. Он услышал шаги и открыл глаза. Генерал с молодым усталым лицом стоял перед ним. В первые моменты перехода к бодрствованию маршал смотрел с неясным чувством. Старческая водица пояснела на его глазах. Генерал был в форме того, военного, образца. «Забавно», – маршал понял, улыбнувшись: это он сам стоял перед собой и ожидал, возможно, указаний…» ... Далее
  • 174.
    Положение во гроб
    «Усоп. Тоже торжество, но неприятное. Тягостное. Дело житейское; все там будем, чего там. (Вздох.) Водоватов скончался достойно и подобающе: усоп. Как член секретариата, отмаялся он в больнице Четвертого отделения, одиночная палата, спецкомфорт с телевизором, индивидуальный пост, посменное бдение коллег, избывающих регламент у постели и оповещающих других коллег о состоянии. Что ж – состояние. Семьдесят четыре года, стенокардия, второй инфаркт; под чертой – четырехтомное собрание «Избранного» в «Советском писателе», двухтомник в «Худлите», два ордена и медали, членство в редколлегиях и комиссиях, загранпоездки, совещания; благословленные в литературу бывшие молодые, дети, внуки; Харон подогнал не ветхую рейсовую лодку, а лаковую гондолу – приличествующее отбытие с конечной станции вполне состоявшейся жизни…» ... Далее
  • 175.
    Правила всемогущества
    «„Что бы я сделал, если бы все мог“. – А вы? Мефистофель с хрустом ввернул точку: – А я могу больше: одарить этим вас. – Он отер мел и обернулся к ученикам: – Соблазняет? Прошу дерзать!..» ... Далее
  • 176.
    Осуждение
    «– Любовь моя, осень, – изрекаю я. – Когда приходит знание и покой, весна раздражает, пора беспокойства, и я жду сентября. – Ста-ре-ешь, – улыбается Анна…» ... Далее
  • 177.
    Ни о чем
    «Самое простое, самое верное, всегда пройдет, понравится, затронет, оставит след, создаст настроение, произведет впечатление; изящество фразы, ностальгия, тень любви, тень потери, тень мысли: ажурная тень жизни, тонкий штрих, значительность деликатного умолчания, шелест мудрой печали, сиреневое кружево, шелковая нить сюжета; солнечный зайчик, лунный блик, капля дождя, забытый запах, тепло руки, река времени…» ... Далее
  • 178.
    Недорогие удовольствия
    «Каюров копил деньги на машину. Занятие это требует определенной выдержки и силы характера. У Каюрова была выдержка и сила характера. Три года назад он составил график, и теперь через год наступал срок покупки «Лады». Цвет Каюрову наилучшим представлялся сиреневый с перламутровым отливом. Перламутровые оттенки предпочтительны в моде автомобильного мира. Некоторые связи Каюров уже наладил…» ... Далее
  • 179.
    Возвращение
    «А в Ленинграде шел снег. Вспушились голые ветви Александровского сада. Мягко выбелился ледок, стянувший сизые разводья Невы. Ударила петропавловская пушка, взметнув ворон из-под стен. – Ким приехал! Колпак Исаакия плыл. Медный всадник ссутулился под снежным клобуком. Несли елки…» ... Далее
  • 180.
    Мимоходом
    «– Здравствуй, – не сразу сказал он. – Мы не виделись тысячу лет, – она улыбнулась. – Здравствуй. – Как дела? – Ничего. А ты? – Нормально. Да…» ... Далее
  • 181.
    Миг
    «– Осторожно, двери закрываются! Следующая станция – Петроградская. Напротив сидела красивая женщина. Он смотрел на нее секунд несколько – сколько позволяли приличие и самолюбие. Страшно милая…» ... Далее
  • 182.
    Кошелек
    «Черепнин Павел Арсентьевич не был козлом отпущения – он был просто добрым. Его любили, глядя иногда как на идиота и заботливо. И принимали услуги. Выражение лица Павла Арсентьевича побуждало даже прогуливающего уроки лодыря просить у него десять копеек на мороженое. Так складывалась биография…» ... Далее
  • 183.
    Колечко
    «– А и глаз на их семью радовался. И вежливые-то, обходительные: криков-ссор никогда, всё ладом – просто редкость… И всё – вместе только. В отпуск хоть: поодиночке ни-ни, не водилось; только всё вместе. И почтительно так, мирно… загляденье…» ... Далее
  • 184.
    Кентавр
    «Уж кто кем родился, дело такое. Стыдиться тут нечего. Бывает. У нас, так сказать, все равны. Александра Филипповича, например, – так того вообще угораздило родиться кентавром. Кентаврам еще в античной Греции жилось хлопотно. А сейчас о них почти и вовсе ничего не слышно…» ... Далее
  • 185.
    Цитаты
    «…Записную книжку, черненькую, дешевую, я поднял из-под ног в толкотне аэропорта. Оглянулся, помахав ею, – хозяин не обнаружился. Регистрацию на мой рейс еще не объявляли; зная, как ощутима бывает потеря записной книжки, я раскрыл ее: возможно, в начале есть координаты владельца…» ... Далее
  • 186.
    Апельсины
    «Ему был свойствен тот неподдельный романтизм, который заставляет с восхищением – порой тайным, бессознательным даже, – жадно переживать новизну любого события. Такой романтизм, по существу, делает жизнь счастливой – если только в один прекрасный день вам не надоест все на свете. Тогда обнаруживается, что все вещи не имеют смысла, и вселенское это бессмыслие убивает; но, скорее, это происходит просто от душевной усталости. Нельзя слишком долго натягивать до предела все нити своего бытия безнаказанно. Паруса с треском лопаются, лохмотья свисают на месте тугих полотнищ, и никчемно стынет корабль в бескрайних волнах…» ... Далее
  • 187.
    А вот те шиш
    «Осенняя набережная курортного города. – Приветствую! – Виноват?.. – Багулин? Я не ошибся. – Решительно не могу припомнить…»
  • 188.
    Маузер Папанина
  • 189.
    Баллада о знамени
  • 190.
    Легенда о соцреалисте
  • 191.
    Легенда о морском параде
  • 192.
    Крематорий

Комментарии: