Рейтинг книг Ивана Бунина

Начиная изучать творчество писателя - уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки - вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Ивана Бунина.

  • 1.
    Подторжье
  • 2.
    Окаянные дни
    Издание содержит знаменитую книгу воспоминаний «Окаянные дни» великого русского писателя, первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе, Ивана Алексеевича Бунина (1870-1953). Произведения данного издания включены в программы 5-11 классов средней школы всех уровней обучения, для классной и домашней работы. Содержание: 1. Миссич русской эмиграции 2. Москва, 1918 г. 3. Одесса, 1919 г. ... Далее
  • 3.
    Повести и рассказы
    Издание содержит повести и рассказы великого русского писателя, первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе, Ивана Алексеевича Бунина (1870-1953). Произведения данного издания включены в программы 5-11 классов средней школы всех уровней обучения, для классной и домашней работы. Содержание: 1. Деревня 2. Легкое дыхание 3. Лапти 4. Косцы 5. Сказка 6. Чистый понедельник 7. Сверчок ... Далее
  • 4.
    Веселый двор
    «Мать Егора Минаева, печника из Пажени, так была суха от голода, что соседи звали ее не Анисьей, а Ухватом. Прозвали и двор ее – окрестили в насмешку веселым… Егор, как говорили в Пажени, весь выдался в Мирона, покойного отца своего: такой же пустоболт, сквернослов и курильщик, только подобрей характером…» ... Далее
  • 5.
    Белая лошадь
    «Пошевеливая вожжами, землемер рассеянно слушал ладный топот копыт по гладкой августовской дороге. Еще светло было, и дорога, убегавшая на восток, казалась фиолетовой. Землемер смотрел вдаль, где поля замыкались линией чугунки, курил и приятно пьянел от несвязных певучих мыслей…» ... Далее
  • 6.
    Автобиографические заметки
    «Некоторые автобиографические заметки, касающиеся главным образом моей писательской жизни, были напечатаны мною лет пятнадцать тому назад в собрании моих сочинений, изданном в Берлине «Петрополисом». Дополняю их некоторыми новыми…» ... Далее
  • 7.
    Антоновские яблоки
    «…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, – с дождиками в самую пору, в средине месяца, около праздника св. Лаврентия. А „осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик“. Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: „Много тенетника на бабье лето – осень ядреная“… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег…» ... Далее
  • 8.
    Семеновы и Бунины
  • 9.
    Гегель, фрак, метель
  • 10.
    Горький
  • 11.
    Чехов
  • 12.
    Ночной разговор
    «Небо было серебристо-звездно, поле за садом и гумном темнело ровно, на чистом горизонте четко чернела мельница с двумя рогами крыльев. Но звезды искрились, трепетали, часто прорезывали небо зеленоватыми полосками, сад шумел порывисто и уже по-осеннему, холодно. От мельницы, с пологой равнины, с опустевшего жнивья дул сильный ветер…» ... Далее
  • 13.
    Свет зодиака
    «Каир шумен, богат, многолюден. К вечеру улицы политы. Нежно и свежо пахнет цветами, тепло и пряно влажной пылью и нагретыми за день мостовыми. Оживленнее гудят трамваи, реками текут шарабаны, коляски, кареты и верховые к мосту через Нил, на катанье, гремят в садах оркестры…» ... Далее
  • 14.
    Солнечный удар (сборник)
    Иван Бунин (1870–1953) – первый русский лауреат Нобелевской премии (1933), выдающийся мастер слова, безупречный стилист. Писателю свойственно понимание любви как роковой силы, любви-страсти. Лишь мгновения есть у влюбленных. Подлинное чувство для И. Бунина – всегда недостижимая вершина, к которой стремится человек, но никогда не обретает навсегда, до конца своих дней. В этом и заключена трагичность человеческого существования, обреченного не воплотить свое главное предназначение – любить. ... Далее
  • 15.
    Маленький роман
    "В этот вечер мы встретились на станции. Она кого то ждала и была рассеянна. Поезд пришел и затопил платформу народом. Пахло лесом после дождя, каменным углем. Знакомых было так много, что мы едва успевали раскланиваться. Но того, кого она тревожно искала глазами, не было. Поезд тронулся, и она остановилась, глядя широко раскрытыми синими глазами на мелькающие вдоль платформы вагоны. В окнах, на площадках – всюду были лица, лица. Но того лица, что было нужно, не было." ... Далее
  • 16.
    Рассказы
    Вы услышите рассказы Ивана Бунина – непревзойденного мастера слова русской литературы первой половины XX века, превращавшего прозу в подлинную «поэзию в прозе». Послушайте прозу Бунина, и вас зачарует то, как Бунин говорит о России со всеми ее приметами: старинными церквями, монастырями, колокольным звоном, деревенскими погостами, разорившимися «дворянскими гнездами», с ее богатым красочным языком. Человек из Сан-Франциско Темные аллеи Антоновские яблоки Легкое дыхание Чистый понедельник Лапти Танька Цифры Солнечный удар Сверчок Чаша жизни ... Далее
  • 17.
    Чехов
  • 18.
    Митина любовь (сборник)
    Человеческая душа во всем ее многообразии – самая значимая тема для Бунина. Неважно, идет ли в его произведениях речь о муках творчества или о скуке повседневности, о настоящей любви, пронзительной и непреодолимой, или о страсти, оглушительной, будто солнечный удар, неважно, являются ли его героями мужчины или женщины, – каждая из повестей и рассказов Бунина остается ярким, замечательным портретом души в некий миг ее существования. ... Далее
  • 19.
    Жизнь Арсеньева
    Ивану Бунину (1870–1953) посчастливилось первым заслужить для русской литературы Нобелевскую премию, и решающую роль в этом сыграл его роман «Жизнь Арсеньева», за которым закрепилось определение «вымышленная автобиография». Биографическая основа романа несомненна, и Алексей Арсеньев – это сам Иван Алексеевич Бунин в первые двадцать пять лет своей жизни. На склоне лет Бунин решил оглянуться на прожитую жизнь и написать о том, что больше всего в ней любил. Для потерянной им родины Бунин построил неподвластный времени дом из букв, и каждый читатель в любое время может в него войти, приобретя очередную книгу коллекции «100 великих романов». ... Далее
  • 20.
    Танька
  • 21.
    Чехов
  • 22.
    Свет зодиака
    «Каир шумен, богат, многолюден. К вечеру улицы политы. Нежно и свежо пахнет цветами, тепло и пряно влажной пылью и нагретыми за день мостовыми. Оживленнее гудят трамваи, реками текут шарабаны, коляски, кареты и верховые к мосту через Нил, на катанье, гремят в садах оркестры…» ... Далее
  • 23.
    Шеол
  • 24.
    Море богов
  • 25.
    Храм Солнца
  • 26.
    Геннисарет
  • 27.
    Птицы небесные
  • 28.
    Сосны
  • 29.
    В августе
  • 30.
    Рассказы
    И. А. Бунин – известнейший писатель, первый русский лауреат Нобелевской премии. Его жизненный путь был наполнен странствиями и болью разлуки с родиной. Несмотря на это, в эмиграции он создал свои лучшие произведения, основные темы которых – духовная жизнь и смерть человека, истинная любовь и глубокая русская душа с ее светлыми и темными сторонами, подвигами и страстями. В сборник вошли рассказы разных лет, начиная с раннего доэмигрантского периода творчества Бунина, и заканчивая произведениями из сборника «Темные аллеи», которые писатель относил к лучшим своим творениям. ... Далее
  • 31.
    Возвращаясь в Рим
  • 32.
    В Альпах
  • 33.
    Жилет пана Михольского
  • 34.
    Легенда
  • 35.
    Бернар
  • 36.
    Ночной разговор
    «Небо было серебристо-звездно, поле за садом и гумном темнело ровно, на чистом горизонте четко чернела мельница с двумя рогами крыльев. Но звезды искрились, трепетали, часто прорезывали небо зеленоватыми полосками, сад шумел порывисто и уже по-осеннему, холодно. От мельницы, с пологой равнины, с опустевшего жнивья дул сильный ветер…» ... Далее
  • 37.
    Хорошая жизнь
    «Моя жизнь хорошая была, я, чего мне желалось, всего добилась. Я вот и недвижным имуществом владаю, – старичок-то мой прямо же после свадьбы дом под меня подписал, – и лошадей, и двух коров держу, и торговлю мы имеем. Понятно, не магазин какой-нибудь, а просто лавочку, да по нашей слободе сойдет. Я всегда удачлива была, ну только и характер у меня настойчивый…» ... Далее
  • 38.
    Жизнь Арсеньева
    Роман «Жизнь Арсеньева» во многом автобиографичен. Юный герой романа Алексей Арсеньев – натура тонкая и романтичная. Он мечтает стать писателем и находится в состоянии постоянного творческого поиска. После встречи с Ликой все течение его жизни подчиняется безграничному, искреннему чувству – любви. ... Далее
  • 39.
    Избранная проза
    Вашему вниманию предлагаются избранные произведения И.А.Бунина. Антоновские яблоки Последнее свидание Грамматика любви Господин из Сан-Франциско Легкое дыхание Сны Чанга Темные аллеи Натали Чистый понедельник Митина любовь Часовня ... Далее
  • 40.
    Солнечный удар. рассказ
    «Нет, этого не может быть! Это было бы слишком дико, неестественно, неправдоподобно! – И он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас, отчаяние. «Что за черт! – подумал он, вставая, опять принимаясь ходить по комнате и стараясь не смотреть на постель за ширмой. – Да что же это такое со мной? Кажется, не в первый раз – и вот… Да что в ней особенного и что собственно случилось? В самом деле, точно какой-то солнечный удар!» Иван Бунин «Солнечный удар» – Исполнитель: Егор Бероев Музыка: Владимир Брусс Продюсеры: Вадим Бух, Михаил Литваков Запись произведена продюсерским центром «Вимбо» ©&℗ ООО “Вимбо”, Москва, Россия, 2014 ... Далее
  • 41.
    Толстой
    «Мечтать о счастье видеть его я начал очень рано. Мальчиком я уже имел некоторое представление о нем, но не из чтений его книг, а по разговорам у нас в доме. Между прочим, помню, что отец нередко смеялся, рассказывая, как читают «Войну и мир» наши соседи помещики: один читает только «Войну», другой только «Мир», – один, читая, пропускает все, что касается войны, а другой – наоборот. И чувства к Толстому были у меня тогда уже не простые. Отец (в молодости участвовавший, как Толстой, в обороне Севастополя) говорил: – Я его немного знал. Во время севастопольской кампании встречал…» ... Далее
  • 42.
    В Париже
    «… Многие знали, что еще в Константинополе его бросила жена и что живет он с тех пор с постоянной раной в душе. Он никогда и никому не открывал тайны этой раны, но иногда невольно намекал на нее, – неприятно шутил, если разговор касался женщин: – Нет ничего более трудного, как распознать хороший арбуз и порядочную женщину…» ... Далее
  • 43.
    Генрих
    «… Надя должна была вот-вот забежать проститься, он поспешно спрятал в чемодан вино и фрукты, бросил пальто и шапку на диван за круглым столом и тотчас услыхал скорый стук в дверь. Не успел отворить, как она вошла и обняла его, вся холодная и нежно-душистая, в беличьей шубке, в беличьей шапочке, во всей свежести своих шестнадцати лет, мороза, раскрасневшегося личика и ярких зеленых глаз. – Едешь? – Еду, Надюша…» ... Далее
  • 44.
    Часовня
    «… – А зачем он себя застрелил? – Он был очень влюблен, а когда очень влюблен, всегда стреляют себя… »
  • 45.
    Дневник 1917–1918 гг.
    «Хорошая погода. Уехала Маня. Отослал книгу Нилуса Клестову. Письмо Нилусу. Низом ходил в Колонтаевку. Первые признаки осени – яркость голубого неба и белизна облаков, когда шел среди деревьев под Колонтаевкой, по той дороге, где всегда сыро. Слух от Лиды Лозинской, – Ив. С. в лавке говорил, что на сходке толковали об «Архаломеевской ночи» – будто должна быть откуда-то телеграмма – перебить всех «буржуев» – и что надо начать с Барбашина. Идя в Колонтаевку, зашел на мельницу – то же сказал и Сергей Климов (не зная, что мы уже слышали, что говорил Ив. С.): на деревне говорили, что надо вырезать всех помещиков…» ... Далее
  • 46.
    Осенью
  • 47.
    Шаляпин
  • 48.
    Митина любовь
    «… Раз Катя, полушутя, сказала ему в присутствии матери: – Вы, Митя, вообще рассуждаете о женщинах по Домострою. И из вас выйдет совершенный Отелло. Вот уж никогда бы не влюбилась в вас и не пошла за вас замуж! Мать возразила: – А я не представляю себе любви без ревности. Кто не ревнует, тот, по-моему, не любит. …» ... Далее
  • 49.
    Маленький роман
  • 50.
    Суходол
  • 51.
    Нобелевские дни
  • 52.
    Стихотворения
    «Густой зеленый ельник у дороги, Глубокие пушистые снега. В них шел олень, могучий, тонконогий, К спине откинув тяжкие рога…»
  • 53.
    Стихотворения
    «Густой зелёный ельник у дороги, Глубокие пушистые снега. В них шёл олень, могучий, тонконогий, К спине откинув тяжкие рога…»
  • 54.
    Руся
    «… Как-то после обеда они сидели в гостиной и, касаясь головами, смотрели картинки в старых номерах «Нивы». – Ты меня еще не разлюбила? – тихо спрашивал он, делая вид, что внимательно смотрит. – Глупый. Ужасно глупый! – шептала она. Вдруг послышались мягко бегущие шаги – и на пороге встала в черном шелковом истрепанном халате и истертых сафьяновых туфлях ее полоумная мать. …» ... Далее
  • 55.
    Весной, в Иудее
    «… Была весна, Иудея тонула в радостном солнечном блеске, вспоминалась «Песнь Песней»: «Зима уже прошла, цветы показались на земле, время песен настало, голос горлицы слышен, виноградные лозы, расцветая, издают благоухание…» Там, на этом древнем пути к Иерихону, в каменистой Иудейской пустыне, все, как всегда, было мертво, дико, голо, слепило зноем и песками. …» ... Далее
  • 56.
    Натали
    «… Когда же я быстро, точно боясь, не случилось ли чего там без меня, вошел в свою комнату, из темноты послышался сердитый шепот: – Где ты был? Мне страшно, зажги скорей огонь… Я чиркнул спичкой и увидел сидевшую на диване Соню в одной ночной рубашке, в туфлях на босу ногу. – Или нет, нет, не надо, – поспешно сказала она, – иди скорей ко мне, обними меня, я боюсь…» ... Далее
  • 57.
    Степа
    «… Но горница была темна и тиха, только где-то постукивали рублевые часы на стене. Он хлопнул дверью, повернул налево, нашарил и отворил другую, в избу: опять никого, одни мухи сонно и недовольно загудели в жаркой темноте на потолке. – Как подохли! – вслух сказал он – и тотчас услыхал скорый и певучий, полудетский голос соскользнувшей в темноте с нар Степы, дочери хозяина: – Это вы, Василь Ликсеич? А я тут одна, стряпуха поругалась с папашей и ушла домой, а папаша взяли работника и уехали по делу в город, вряд ли и вернутся нынче… » ... Далее
  • 58.
    Молодость и старость
    «Прекрасные летние дни, спокойное Черное море. Пароход перегружен людьми и кладью – палуба загромождена от кормы до бака. Плавание долгое, круговое – Крым, Кавказ, Анатолийское побережье, Константинополь…» ... Далее
  • 59.
    «Мадрид»
    «Поздним вечером шел в месячном свете вверх по Тверскому бульвару, а она навстречу: идет гуляющим шагом, держит руки в маленькой муфте и, поводя круглой каракулевой шапочкой, надетой слегка набекрень, что-то напевает. Подойдя, приостановилась: – Не хочете ли разделить компанию? Он посмотрел: небольшая, курносенькая, немножко широкоскулая, глаза в ночном полусвете блестят, улыбка милая, несмелая, голосок в тишине, в морозном воздухе чистый… – Отчего же нет? С удовольствием. …» ... Далее
  • 60.
    Галя Ганская
    «… – А мне почему-то вспомнилась одесская весна, – сказал моряк. – Ты, как одессит, еще лучше меня знаешь всю ее совершенно особенную прелесть – это смешение уже горячего солнца и морской еще зимней свежести, яркого неба и весенних морских облаков. И в такие дни весенняя женская нарядность на Дерибасовской…» ... Далее
  • 61.
    Эпитафия
  • 62.
    Таня
    «Она служила горничной у его родственницы, мелкой помещицы Казаковой, ей шел восемнадцатый год, она была невелика ростом, что особенно было заметно, когда она, мягко виляя юбкой и слегка подняв под кофточкой маленькие груди, ходила босая или, зимой, в валенках, ее простое личико было только миловидно, а серые крестьянские глаза прекрасны только молодостью. В ту далекую пору он тратил себя особенно безрассудно, жизнь вел скитальческую, имел много случайных любовных встреч и связей – и как к случайной отнесся и к связи с ней…» ... Далее
  • 63.
    Холодная осень
    «… – Посмотри, как совсем особенно, по-осеннему светят окна дома. Буду жив, вечно буду помнить этот вечер… Я посмотрела, и он обнял меня в моей швейцарской накидке. Я отвела от лица пуховый платок, слегка отклонила голову, чтобы он поцеловал меня. Поцеловав, он посмотрел мне в лицо. – Как блестят глаза, – сказал он. – Тебе не холодно? …» ... Далее
  • 64.
    Окаянные дни
    «Летний вечер, ямщицкая тройка, бесконечный пустынный большак…». Бунинскую музыку прозаического письма не спутаешь ни с какой другой, в ней живут краски, звуки, запахи… Бунин не писал романов. Но чисто русский и получивший всемирное признание жанр рассказа или небольшой повести он довел до совершенства. В эту книгу вошли автобиографическая поветь «Жизнь Арсеньева», рассказы разных лет; пронизанные горечью и болью за судьбу России «Окаянные дни» и «Воспоминания» – о Репине, Рахманинове, Шаляпине, Толстом… ... Далее
  • 65.
    В одной знакомой улице
    «… И это было. Дочь какого-то дьячка в Серпухове, бросившая там свою нищую семью, уехавшая в Москву на курсы… И вот я поднимался на деревянное крылечко, занесенное снегом, дергал кольцо шуршащей проволоки, проведенной в сенцы, в сенцах жестью дребезжал звонок – и за дверью слышались быстро сбегавшие с крутой деревянной лестницы шаги, дверь отворялась – и на нее, на ее шаль и белую кофточку несло ветром, метелью… » ... Далее
  • 66.
    Темные аллеи
    Сборник рассказов «Темные аллеи» был написан нобелевским лауреатом И.А.Буниным в эмиграции, в Париже, в 1937-1944 годах. Сам автор считал эту книгу самой совершенной по мастерству, своим высшим творческим достижением. Темные аллеи Баллада Степа Муза Поздний час Красавица Дурочка Антигона Смарагд Волки Визитные карточки Зойка и Валерия Таня В Париже Галя Ганская Натали В одной знакомой улице Речной трактир Кума Начало Дубки Мадрид Второй кофейник Холодная осень Пароход «Саратов» Ворон Камарг Сто рупий Месть Качели Чистый понедельник Часовня Весной, в Иудее Ночлег ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 67.
    Три рубля
  • 68.
    Митина любовь (Сборник)
    Иван Алексеевич Бунин (1870–1953) – замечательный русский писатель, поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1933 год. Произведения, вошедшие в сборник «Митина любовь», объединяет тема любви, столь значимая для автора. В них он словно пытается разгадать секрет женского очарования и тайну любовной страсти, толкающей мужчину на роковые поступки. ... Далее
  • 69.
    «Дубки»
    «… Лавр резонно заметил на то, что служба царская, вестимо, первее всего, и тут за чем-то вышел из избы, Анфиса же, сидевшая с шитьем в руках, опустила вдруг шитье на колени, посмотрела вслед мужу своими кастильскими очами и, лишь только захлопнулась дверь за ним, стремительно-страстно блеснула ими в меня и сказала горячим шепотом: – Барин, завтра он уедет с ночевкой в город, приезжайте ко мне скоротать вечерок на прощанье. Таилась я, а теперь скажу: горько мне будет расставаться с вами! …» ... Далее
  • 70.
    Красавица
    «… Чиновник казенной палаты, вдовец, пожилой, женился на молоденькой, на красавице, дочери воинского начальника. Он был молчалив и скромен, а она знала себе цену. Он был худой, высокий, чахоточного сложения, носил очки цвета йода, говорил несколько сипло и, если хотел сказать что-нибудь погромче, срывался в фистулу. А она была невелика, отлично и крепко сложена, всегда хорошо одета, очень внимательна и хозяйственна по дому, взгляд имела зоркий. Он казался столь же неинтересен во всех отношениях, как множество губернских чиновников, но и первым браком был женат на красавице – и все только руками разводили: за что и почему шли за него такие? …» ... Далее
  • 71.
    Чистый понедельник
    «… Когда Федор осадил у подъезда, безжизненно приказала: – Отпустите его… Пораженный, – никогда не позволяла она подниматься к ней ночью, – я растерянно сказал: – Федор, я вернусь пешком… И мы молча потянулись вверх в лифте…» ... Далее
  • 72.
    Первая любовь
  • 73.
    Ворон
    «Отец мой был похож на ворона. Мне пришло это в голову, когда я был еще мальчиком: увидал однажды в «Ниве» картинку, какую-то скалу и на ней Наполеона с его белым брюшком и лосинами, в черных коротких сапожках, и вдруг засмеялся от радости, вспомнив картинки в «Полярных путешествиях» Богданова, – так похож показался мне Наполеон на пингвина, – а потом грустно подумал: а папа похож на ворона…» ... Далее
  • 74.
    «Божье древо» и другие рассказы
    В сборник «Божье древо» вошли рассказы «позднего» Бунина. Существование каждого человека – будь то простой безграмотный крестьянин или блестяще образованный аристократ – обретает смысл лишь тогда, когда он почувствует и осознает себя былинкой, послушной божьим ветрам. «Наши корни – в земле, а лица и руки – протянуты к небу». Несрочная весна Оброк Преображение Божье древо Святитель Режиссер – Алексей Рымов. Музыкальное оформление – Павел Усанов. Звукорежиссер – Елена Рыжикова. Продюсер – Сергей Григорян. ... Далее
  • 75.
    Баллада
    «Под большие зимние праздники был всегда, как баня, натоплен деревенский дом и являл картину странную, ибо состояла она из просторных и низких комнат, двери которых все были раскрыты напролет, – от прихожей до диванной, находившейся в самом конце дома, – и блистала в красных углах восковыми свечами и лампадами перед иконами. …» ... Далее
  • 76.
    Хороших кровей
  • 77.
    Муза
    «… Но вот однажды … кто-то постучал в дверь моей прихожей. Я крикнул: кто там? – но ответа не последовало. Я подождал, опять крикнул – опять молчание, потом новый стук. Я встал, отворил: у порога стоит высокая девушка в серой зимней шляпке, в сером прямом пальто, в серых ботиках, смотрит в упор, глаза цвета желудя, на длинных ресницах, на лице и на волосах под шляпкой блестят капли дождя и снега; смотрит и говорит: – Я консерваторка, Муза Граф. Слышала, что вы интересный человек, и пришла познакомиться. Ничего не имеете против? …» ... Далее
  • 78.
    Темные аллеи
    «… Женщина все время пытливо смотрела на него, слегка щурясь. – И чистоту люблю, – ответила она. – Ведь при господах выросла, как не уметь прилично себя держать, Николай Алексеевич. Он быстро выпрямился, раскрыл глаза и покраснел: – Надежда! Ты? – сказал он торопливо. …» ... Далее
  • 79.
    Далекое
  • 80.
    Костер
  • 81.
    Пустыня дьявола
  • 82.
    Иудея
    «Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими…» ... Далее
  • 83.
    У истока дней
  • 84.
    «Остров Сирен»
  • 85.
    Господин из Сан-Франциско и другие рассказы
    Издание содержит рассказы великого русского писателя, первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе, Ивана Алексеевича Бунина (1870 – 1953). Произведения, данного издания включены в программы 5-11 классов средней школы всех уровней обучения, для классной и домашней работы. Содержание: 1. Танька 2. Темные аллеи 3. Цифры 4. Антоновские яблоки 5. Господин из Сан-Франциско ... Далее
  • 86.
    Солнечный удар (сборник)
    Иван Бунин (1870–1953) – первый русский лауреат Нобелевской премии (1933), выдающийся мастер слова, безупречный стилист. Писателю свойственно понимание любви как роковой силы, любви-страсти. Лишь мгновения есть у влюбленных. Подлинное чувство для И. Бунина – всегда недостижимая вершина, к которой стремится человек, но никогда не обретает навсегда, до конца своих дней. В этом и заключена трагичность человеческого существования, обреченного не воплотить свое главное предназначение – любить. ... Далее
  • 87.
    Кавказ
    «Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником – от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно, со словами: – Я только на одну минуту… » ... Далее
  • 88.
    Цифры
  • 89.
    Окаянные дни
    И.А. Бунин (1870–1953), замечательный русский писатель, лауреат Пушкинской и Нобелевской премий. Его «Окаянные дни» относятся к числу тех литературных произведений, в которых по живым следам исторических событий запечатлен «русский строй души» времен революции и гражданской войны 1917–1921 годов, о котором так говорил А. Блок: «Он спутан и темен иногда, но за этой тьмой и путаницей… вам откроются новые способы смотреть на человеческую жизнь». ... Далее
  • 90.
    Легкое дыхание
    «Летний вечер, ямщицкая тройка, бесконечный пустынный большак…» Бунинскую музыку прозаического письма не спутаешь ни с какой другой, в ней живут краски, звуки, запахи… Бунин не пиcал романов. Но чисто русский и получивший всемирное признание жанр рассказа или небольшой повести он довел до совершенства. В эту книгу вошли наиболее известные повести и рассказы писателя: «Антоновские яблоки», «Деревня», «Суходол», «Легкое дыхание». ... Далее
  • 91.
    Третий Толстой
  • 92.
    Антигона
    «… вдруг даже приостановился от отрадного удивления: кресло с полным, бледным, голубоглазым генералом ровно катила навстречу к нему высокая, статная красавица в сером холстинковом платье, в белом переднике и белой косынке, с большими серыми глазами, вся сияющая молодостью, крепостью, чистотой, блеском холеных рук, матовой белизной лица. Целуя руку дяди, он успел взглянуть на необыкновенную стройность ее платья, ног. Генерал пошутил: – А вот это моя Антигона, моя добрая путеводительница, хотя я и не слеп, как Эдип, и особенно на хорошеньких женщин. Познакомьтесь, молодые люди. Она слегка улыбнулась, только поклоном ответила на поклон студента. …» ... Далее
  • 93.
    Жизнь Арсеньева. Юность
    «Летний вечер, ямщицкая тройка, бесконечный пустынный большак…». Бунинскую музыку прозаического письма не спутаешь ни с какой другой, в ней живут краски, звуки, запахи… Бунин не писал романов. Но чисто русский и получивший всемирное признание жанр рассказа или небольшой повести он довел до совершенства. В эту книгу вошли автобиографическая поветь «Жизнь Арсеньева», рассказы разных лет; пронизанные горечью и болью за судьбу России «Окаянные дни» и «Воспоминания» – о Репине, Рахманинове, Шаляпине, Толстом… ... Далее
  • 94.
    Ночной разговор
    «Небо было серебристо-звездно, поле за садом и гумном темнело ровно, на чистом горизонте четко чернела мельница с двумя рогами крыльев. Но звезды искрились, трепетали, часто прорезывали небо зеленоватыми полосками, сад шумел порывисто и уже по-осеннему, холодно. От мельницы, с пологой равнины, с опустевшего жнивья дул сильный ветер…» ... Далее
  • 95.
    Визитные карточки
    «… Между планок оконной решетки, косо торчавших вверх, ничего не могло быть видно, но она с восторженным ужасом косилась на них, слышала беспечный говор и шаги проходящих по палубе под самым окном, и это еще страшнее увеличивало восторг ее развратности. О, как близко говорят и идут – и никому и в голову не приходит, что делается на шаг от них, в этой белой каюте! …» ... Далее
  • 96.
    Месть
    "В пансионе в Каннах, куда я приехал в конце августа с намерением купаться в море и писать с натуры, эта странная женщина пила по утрам кофе и обедала за отдельным столиком с неизменно сосредоточенным, мрачным видом, точно никого и ничего не видя, а после кофе куда-то уходила почти до вечера. Я жил в пансионе уже с неделю и все еще с интересом посматривал на нее: черные густые волосы, крупная черная коса, обвивающая голову, сильное тело в красном с черными цветами платье из кретона, красивое, грубоватое лицо – и этот мрачный взгляд…" ... Далее
  • 97.
    Речной трактир
    «… Пока старый половой Иван Степаныч ходил за шустовским, он рассеянно молчал. Когда подали и налили по рюмке, задержал бутылку на столе и продолжал, хлебнув коньяку из горячей чашечки: – Тут еще вот что – некоторые воспоминания. Перед вами заходил сюда поэт Брюсов…» ... Далее
  • 98.
    Танька
  • 99.
    Страна содомская
  • 100.
    Заря всю ночь
  • 101.
    Апрель
  • 102.
    Последнее свидание
  • 103.
    Куприн
    «Это было давно – когда я только что узнал о его существовании, впервые увидал в «Русском богатстве» его имя, которое все тогда произносили с ударением на первом слоге, и этим ударением, как я видел это впоследствии, почему-то так оскорбляли его, что он, как всегда в минуты гнева, по-звериному щурил глаза, и без того небольшие, и вдруг запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, ударяя на последний слог: – Я – Куприн, и всякого прошу это помнить. На ежа садиться без штанов не советую…» ... Далее
  • 104.
    Темные аллеи
    Иван Алексеевич Бунин – один из крупнейших мастеров новеллы в современной русской литературе и выдающийся поэт. В 1933 году стал первым русским лауреатом Нобелевской премии по литературе – «за правдивый артистический талант, которым он воссоздал в прозе типичный русский характер», – но уже в эмиграции. Автор «Антоновских яблок» и «Человека из Сан-Франциско», он вместе с Россией пережил «окаянные дни» октябрьского переворота и полжизни прожил на чужбине. На диске представлен сборник рассказов «Темные аллеи» (1943), ставший вершиной позднего творчества писателя. «Все рассказы этой книги только о любви, о ее „темных“ и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях» – писал Бунин в одном из писем Н.А.Тэффи. Любовь в прозе Бунина – загадочная и несовместимая с жизнью стихия, вторжение в обыденный мир потустороннего бытия, «солнечный удар», несущий с собой такое напряжение душевных сил, которое ни жизнь, ни человеческая личность не в состоянии вместить. Даже если Вы читали сборник И.А.Бунина «Темные аллеи», послушайте эти рассказы в исполнении блистательной актрисы, народной артистки РСФСР, Аллы Демидовой, и Вам откроются новые грани прекрасного слога классической литературы конца XIX – первой половины XX века. ... Далее
  • 105.
    Кума
    «… Вечер в конце июня. Со стола на террасе еще не убран самовар. Хозяйка чистит на варенье ягоды. Друг мужа, приехавший на дачу в гости на несколько дней, курит и смотрит на ее обнаженные до локтей, холеные, круглые руки. … Смотрит и говорит: – Кума, можно поцеловать руку? Не могу спокойно смотреть. …» ... Далее
  • 106.
    Горький
  • 107.
    Второй кофейник
    «Она и натурщица его, и любовница, и хозяйка – живет с ним в его мастерской на Знаменке: желтоволосая, невысокая, но ладная, еще совсем молодая, миловидная, ласковая. Теперь он пишет ее по утрам «Купальщицей»…» ... Далее
  • 108.
    Зойка и Валерия
    «… – Я прижался за елью, и они не видали меня, – горячо говорил Гришка, выкатывая глаза, – а я все видел. Она была страшно красивая, только вся красная, было еще страшно жарко, и она, конечно, перекупалась, ведь она всегда по два часа сидит в воде и плавает, я это тоже подсмотрел, она голая прямо наяда, а он говорил, говорил, вот уж правда как турок… Гришка клялся, но он любил выдумывать всякие глупости, и Зойка верила и не верила. …» ... Далее
  • 109.
    Качели
    «… – Ну и слух же у вас! – Зато я знаменитый живописец. И красив, как Леонид Андреев. На беду вашу заехал я к вам! – Он пугает, а мне не страшно, сказал Толстой про вашего Андреева. …» ... Далее
  • 110.
    Пароход «Саратов»
    «… В декабре того же года пароход Добровольного флота «Саратов» шел в Индийском океане на Владивосток. Под горячим тентом, натянутом на баке, в неподвижном зное, в горячем полусвете, в блеске зеркальных отражений от воды, сидели и лежали на палубе до пояса голые арестанты с наполовину выбритыми, страшными головами, в штанах из белой парусины, с кольцами кандалов на щиколках босых ног. Как все, до пояса гол был и он худым, коричневым от загара телом. Темнела и у него только половина головы коротко остриженными волосами, красно чернели жестким волосом давно не бритые худые щеки, лихорадочно сверкали глаза. …» ... Далее
  • 111.
    «В такую ночь…»
  • 112.
    Деревня
  • 113.
    Волки
    «… Вчера вечером на деревне был шум, крик, трусливый лай и визг собак: с удивительной дерзостью, когда по избам уже ужинали, волк зарезал в одном дворе овцу и едва не унес ее – вовремя выскочили на собачий гам мужики с дубинами и отбили ее, уже околевшую, с разорванным боком. …» ... Далее
  • 114.
    Господин из Сан-Франциско
    Господин из Сан-Франциско всегда был убежден, что удовольствие можно купить, и теперь, когда у него много денег, будет много удовольствий. Господин из Сан-Франциско – типичная личность, а чем отличаешься от него ты? Может быть, этот рассказ поможет понять кто ты на самом деле и изменить свою жизнь. Рассказ «Господин из Сан-Франциско» был написан Иваном Алексеевичем Буниным в 1915 г. Через 18 лет, в ноябре 1933 года, за книги «Господин из Сан-Франциско» и «Жизнь Арсеньева» Бунин будет награжден Нобелевской премией. В своей благодарственной речи писатель скажет: «В мире должны существовать области полнейшей независимости. Несомненно, вокруг этого стола находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований. Но есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести, то, чему мы обязаны цивилизацией». ... Далее
  • 115.
    Джером Джером
  • 116.
    Экзамены в гимназию
    «В августе того года я уже носил синий картузик с серебряным значком на околыше. Просто Алеши не стало, – теперь был Арсеньев Алексей, ученик первого класса такой-то мужской гимназии… Часто в то лето пугало предчувствие разлуки с матерью, с Олей, с Баскаковым и со всем родным гнездом, находил страх перед одинокой, неизвестной жизнью у каких-то чужих, городских людей, перед тем, что называется какой-то гимназией с ее строгими и беспощадными учителями в мундирах…» ... Далее
  • 117.
    Камарг
    «Она вошла на маленькой станции между Марселем и Арлем, прошла по вагону, извиваясь всем своим цыганско-испанским телом, села у окна на одноместную скамью и, будто никого не видя, стала шелушить и грызть жареные фисташки, от времени до времени поднимая подол верхней черной юбки и запуская руку в карман нижней, заношенной белой. Вагон, полный простым народом, состоял не из купе, разделен был только скамьями, и многие, сидевшие лицом к ней, то и дело пристально смотрели на нее. …» ... Далее
  • 118.
    В исполнении мастеров художественного слова
    Лучшие рассказы Ивана Алексеевича Бунина читают признанные мастера художественного слова Михаил Астангов, Анатолий Кторов и Мария Бабанова. Господин из Сан-Франциско Читает Михаил Астангов Запись 1958 года Грамматика любви Читает Анатолий Кторов Запись 1959 года Цифры Читает Мария Бабанова Запись 1961 года ... Далее
  • 119.
    Поздний час
    «… И мы сидели, сидели в каком-то недоумении счастья. Одной рукой я обнимал тебя, слыша биение твоего сердца, в другой держал твою руку, чувствуя через нее всю тебя. И было уже так поздно, что даже и колотушки не было слышно, – лег где-нибудь на скамье и задремал с трубкой в зубах старик, греясь в месячном свете. …» ... Далее
  • 120.
    Без роду-племени
    «С вечера я спал крепко, потому что слишком измучился за день, но потом мне стало сниться, что я иду по каким-то станционным дворам и запасным путям, среди паровозов и вагонов, ищу мужа Зины и хочу непременно убедить его, что я вовсе не враг ему. Я любил Зину, но теперь не думаю о себе, желаю только ее счастия. Казалось даже, что я говорил ему это, но он все уходил от меня, и я плохо его видел, а моя нежность к Зине возрастала, все кругом темнело, странно вытягиваясь коридором, и вот этот коридор – слабо освещенный, насквозь видный ряд вагонов – уже бежит, дрожа подо мною, и какая-то красивая девушка, перебивая мои слова веселым шепотом, зовет и уводит меня за руку все дальше по узкому коридору поезда…» ... Далее
  • 121.
    Кастрюк
  • 122.
    На чужой стороне
  • 123.
    На хуторе
  • 124.
    Поздней ночью
  • 125.
    Белая лошадь
    «Пошевеливая вожжами, землемер рассеянно слушал ладный топот копыт по гладкой августовской дороге. Еще светло было, и дорога, убегавшая на восток, казалась фиолетовой. Землемер смотрел вдаль, где поля замыкались линией чугунки, курил и приятно пьянел от несвязных певучих мыслей…» ... Далее
  • 126.
    Сны
  • 127.
    Тень птицы
    «Второй день в пустынном Черном море. Начало апреля, с утра свежо и облачно. Воздух прозрачен, краски несколько дики. Стая краснолапых чаек долго провожала нас вчера, долго плыла на тугих острых крыльях, косясь на длинный малахитовый след за кормою. Низкие, плоские берега Новороссии скрылись вчера еще в полдень. Перед вечером скрылись и чайки…» ... Далее
  • 128.
    Камень
  • 129.
    Памятный бал
  • 130.
    Первая любовь
    "– Митя! – Митька! – Дмитрий Алексеевич! – Бледнолицая собака! – Да вставай же ты, наконец! Я уже проснулся, но старался показать, что страшно разоспался и не понимаю, в чем дело. Натягивая всеми силами на голову одеяло, которое тащили с меня Петя и Лева, я только мычал и брыкал ногами. Но они не унимались и, спрыгнув с подоконника, на котором сидели (влезли они из сада в окно), остановились около кровати…" ... Далее
  • 131.
    Алупка
  • 132.
    Смарагд
    «… Платьице на ней ситцевое, рябенькое. Башмаки дешевые; икры и колени полные, девичьи, круглая головка с небольшой косой вокруг нее так мило откинута назад… Он кладет руку на ее колено. Другой обнимает ее за плечи и полушутя целует в приоткрытые губы. Она тихо освобождается, снимает его руку с колена. – Что такое? Мы обиделись? …» ... Далее
  • 133.
    Святогор и Илья
    Своё произведение Бунин определил как былину, скорее всего, потому что хотел акцентировать большее внимание на мысли о том, что нужно задумываться о поступках, которые совершаешь (ведь былины отражают нравственные идеалы народа). Тем более, если ты человек, находящийся в поле зрения многих, на которого равняются другие, который является примером. Наверное, высказывается мысль о том, что нельзя попусту причинять себе вред, нужно осторожно и избирательно относиться к своим действиям, поступкам, словам, а богатыри должны исполнять свои богатырские подвиги, а не заниматься всякой глупостью. ... Далее
  • 134.
    Дурочка
    «Дьяконов сын, семинарист, приехавший в село к родителям на каникулы, проснулся однажды в темную жаркую ночь от жестокого телесного возбуждения и, полежав, распалил себя еще больше воображением: днем, перед обедом, подсматривал из прибрежного лозняка над заводью речки, как приходили туда с работы девки и, сбрасывая с потных белых тел через голову рубашки, с шумом и хохотом, задирая лица, выгибая спины, кидались в горячо блестевшую воду; потом, не владея собой, встал, прокрался в темноте через сенцы в кухню, где было черно и жарко, как в топленой печи, нашарил, протягивая вперед руки, нары, на которых спала кухарка, нищая, безродная девка, слывшая дурочкой, и она, от страха, даже не крикнула. …» ... Далее
  • 135.
    Начало
    «– А я, господа, в первый раз влюбился, или, вернее, потерял невинность, лет двенадцати. Был я тогда гимназистом и ехал из города домой, в деревню, на рождественские каникулы, в один из тех теплых серых дней, что так часто бывают на Святках. …» ... Далее
  • 136.
    Антоновские яблоки
    «…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, – с дождиками в самую пору, в средине месяца, около праздника св. Лаврентия. А «осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик». Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: «Много тенетника на бабье лето – осень ядреная»… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег…» ... Далее
  • 137.
    Цифры
  • 138.
    На даче
    «Окна в сад были открыты всю ночь. А деревья раскидывались густой листвой возле самых окон, и на заре, когда в саду стало светло, птицы так чисто и звонко щебетали в кустах, что отдавалось в комнатах. Но еще воздух и молодая майская зелень в росе были холодны и матовы, а спальни дышали сном, теплом и покоем…» ... Далее
  • 139.
    Маяковский
  • 140.
    Ночлег
    «Это случилось в одной глухой гористой местности на юге Испании. Была июньская ночь, было полнолуние, небольшая луна стояла в зените, но свет ее, слегка розоватый, как это бывает в жаркие ночи после кратких дневных ливней, столь обычных в пору цветения лилий, все же так ярко озарял перевалы невысоких гор, покрытых низкорослым южным лесом, что глаз ясно различал их до самых горизонтов. …» ... Далее
  • 141.
    Жизнь Арсеньева
    ""Жизнь Арсеньева", – писал Паустовский, – это одно из замечательных явлений мировой литературы. К великому счастью, оно в первую очередь принадлежит литературе русской. В этой удивительной книге поэзия и проза слились воедино, слились органически, неразрывно, создав новый замечательный жанр". ... Далее
  • 142.
    Новый год
  • 143.
    Учитель
    «Накануне сочельника учитель земской школы в Можаровке, Николай Нилыч Турбин, занимался очень неохотно. Класс был наполовину пуст. Турбин с усилием дотягивал занятия до половины второго. За последнее время во многих неприятностях и в утомительной работе он подкреплял себя напряженным ожиданием праздника и надеждой съездить домой. Но ехать оказалось не на что. Турбин давно уже понял, что никуда не поедет, но сказать себе это определенно все оттягивал. Теперь больше всего хотелось остаться одному. «Обсудим, обсудим!» – думал он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы…» ... Далее
  • 144.
    Сто рупий
    «Я увидал ее однажды утром во дворе той гостиницы, того старинного голландского дома в кокосовых лесах на берегу океана, где я проживал в те дни. И потом видел ее там каждое утро. Она полулежала в камышовом кресле, в легкой, жаркой тени, падавшей от дома, в двух шагах от веранды. …» ... Далее
  • 145.
    Новая дорога
  • 146.
    Худая трава
    «Аверкий слег, разговевшись на Петров день. Молодые работники умылись с мылом, причесались, надели сапоги, новые ситцевые рубахи. Аверкий, чувствуя слабость, равнодушие, не сходил перед праздником ко двору, не сменил рубаху; что до остального наряда, то был он у него один – и в будни и в праздник. Молодые работники ели не в меру много и весь обед хохотали, говорили такое, что стряпуха с притворным негодованием отворачивалась, а порою даже отходила от стола, бросив мокрую ложку. Аверкий ел молча…» ... Далее
  • 147.
    Репин
  • 148.
    На край света
  • 149.
    Святые горы
  • 150.
    Над городом
  • 151.
    Чаша жизни
    «Тридцать лет тому назад, когда уездный город Стрелецк был еще проще и просторней, семинарист Кир Иорданский, сын псаломщика, влюбился, приехав на каникулы, в Саню Диесперову, дочь заштатного священника, за которой от нечего делать ухаживал консисторский служащий Селихов, пользовавшийся отпуском. Саня была особенно беззаботна и без причины счастлива в то лето, каждый вечер ходила гулять в городской сад или кладбищенскую рощу, носила цветистый мордовский костюм, большим бантом красной шелковой ленты завязывала конец толстой русой косы и, чувствуя себя красивой, окруженной вниманием, все напевала и откидывала голову назад. Из всех ее поклонников нравился ей один Иорданский. Но она его боялась. Он пугал ее своей молчаливой любовью, огнем черных глаз и синими волосами, она вспыхивала, встречаясь с ним взглядом, и притворялась надменной, не видящей его…» ... Далее
  • 152.
    Волошин
    «Максимилиан Волошин был одним из наиболее видных поэтов предреволюционных и революционных лет России и сочетал в своих стихах многие весьма типичные черты большинства этих поэтов: их эстетизм, снобизм, символизм, их увлечение европейской поэзией конца прошлого и начала нынешнего века, их политическую «смену вех» (в зависимости от того, что было выгоднее в ту или иную пору); был у него и другой грех: слишком литературное воспевание самых страшных, самых зверских злодеяний русской революции…» ... Далее
  • 153.
    Рахманинов
  • 154.
    Эртель
  • 155.
    Воспоминания
    В книге «Воспоминания» Иван Бунин честно, а порой и жестоко отзывается о своих современниках-писателях. Книга интересна тем, что написана без политического заказа и какого-либо идеологического давления. ... Далее
  • 156.
    Крем Леодор
  • 157.
    Пророк Осия
  • 158.
    Его высочество
  • 159.
    Убийца (спектакль)
    Короткий рассказ Бунина о купчихе, убившей своего любовника, интересен не столько сюжетом, сколько мгновенной зарисовкой жизни старой Москвы и портретом молодой, страстной, полной сил женщины. Иван Алексеевич Бунин (1870–1953) – русский писатель и поэт, уехавший после революции в эмиграцию и через всю жизнь пронесший тоску по родине, первый русский лауреат Нобелевской премии по литературе (1933). ... Далее
  • 160.
    «UN PETIT ACCIDENT»
  • 161.
    Прекраснейшая солнца
  • 162.
    Темные аллеи (С иллюстрациями)
    Эта книга станет прекрасным подарком для юной леди, потому что она рассказывают о любви словами великого писателя.
  • 163.
    Маленький роман
  • 164.
    Толстой
    «Мечтать о счастье видеть его я начал очень рано. Мальчиком я уже имел некоторое представление о нем, но не из чтений его книг, а по разговорам у нас в доме. Между прочим, помню, что отец нередко смеялся, рассказывая, как читают «Войну и мир» наши соседи помещики: один читает только «Войну», другой только «Мир», – один, читая, пропускает все, что касается войны, а другой – наоборот. И чувства к Толстому были у меня тогда уже не простые. Отец (в молодости участвовавший, как Толстой, в обороне Севастополя) говорил: – Я его немного знал. Во время севастопольской кампании встречал…» ... Далее
  • 165.
    Кастрюк
  • 166.
    В ночном море. Рассказы
    В сборник входят рассказы Ивана Бунина: В ночном море, В некотором царстве, Огонь пожирающий, Несрочная весна, Город царя царей, Святитель, Именины, Скарабеи, Музыка, Слепой, Мухи, Сосед, Лапти, Слава, Надписи, Русак, Книга. ... Далее
  • 167.
    Гегель, фрак, метель
  • 168.
    Тень птицы
    «Второй день в пустынном Черном море. Начало апреля, с утра свежо и облачно. Воздух прозрачен, краски несколько дики. Стая краснолапых чаек долго провожала нас вчера, долго плыла на тугих острых крыльях, косясь на длинный малахитовый след за кормою. Низкие, плоские берега Новороссии скрылись вчера еще в полдень. Перед вечером скрылись и чайки…» ... Далее
  • 169.
    Натали
    Юный студент приезжает на лето погостить к своему дяде и неожиданно для себя оказывается перед сложным выбором. С кузиной Соней его связывают чувственные отношения, и в то же время в его душе с каждым днем расцветает нежное восхищение ее подругой Натали… Переживания героев, их страсть особенно живо и ярко предстают перед нами в исполнении замечательных артистов. ... Далее
  • 170.
    У истока дней
  • 171.
    Куприн
    «Это было давно – когда я только что узнал о его существовании, впервые увидал в „Русском богатстве“ его имя, которое все тогда произносили с ударением на первом слоге, и этим ударением, как я видел это впоследствии, почему-то так оскорбляли его, что он, как всегда в минуты гнева, по-звериному щурил глаза, и без того небольшие, и вдруг запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, ударяя на последний слог: – Я – Куприн, и всякого прошу это помнить. На ежа садиться без штанов не советую…» ... Далее
  • 172.
    Шаляпин
  • 173.
    У истока дней
  • 174.
    Чистый понедельник (сборник)
    Творчество выдающегося русского писателя, замечательного мастера слова представлено в сборнике избранными повестями и рассказами. Для старшего школьного возраста. ... Далее
  • 175.
    Избранное
    В этом сборнике вас ждут произведения, относящиеся к позднему творчеству И.А. Бунина. Это рассказы «Руся» и «Кавказ», входящие в сборник «Темные аллеи» и повесть «Господин из Сан-Франциско», за которую в 1933 году Ивану Алексеевичу была присуждена Нобелевская премия в области литературы. Проведя больше половины своей творческой жизни в вынужденной эмиграции, работая вдали от горячо любимой Родины, Бунин всем сердцем и душой стремился в Россию. Особую тоску великий русский писатель испытывал при мысли, что его книги, всеми забытые и никому не нужные, так и будут пылиться на книжных полках. К счастью, его опасения оказались напрасными и выход этого аудиосборника лишнее тому подтверждение. ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 176.
    3 рассказа
    Восхищение природой, ее щедростью и совершенством, сожаление об ушедшей гармонии патриархального мира – все это сполна присутствует в рассказах великолепного пейзажиста, мастера детали и одного из величайших новеллистов русской литературы И.А.Бунина. Танька Лапти Антоновские яблоки ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ ... Далее
  • 177.
    Слава
  • 178.
    Первая любовь
  • 179.
    Проза. Поэзия
    Антоновские яблоки Митина любовь Суходол Захар Воробьев Господин из Сан-Франциско Братья Лирник Родион Грамматика любви Темные аллеи Чистый понедельник Солнечный удар Легкое дыхание Ида Цифры «Свежеют с каждым днем и молодеют сосны...» Три ночи («Старый сад всю ночь гудел угрюмо...») После половодья («Прошли дожди...») «Бледнеет ночь, туманов пелена...» «Какая теплая и темная заря...» «Все темней и кудрявей березовый лес зеленеет...» Соловьи («То разрастаясь, то слабея...») «Не угас еще в дали закат...» «Как дымкой даль полей закрыв на полчаса...» «Нет солнца, но светлы пруды...» «Еще утро не скоро, не скоро...» «Полями пахнет, – свежих трав...» «В гостиную сквозь сад и пыльные гардины...» «Бегут, бегут листы раскрытой книги...» Последний шмель («Черный бархатный шмель...») «И цветы, и шмели, и трава, и колосья...» «Осыпаются астры в садах...» Листопад («Лес, точно терем расписной...») Вечер («О счастье мы всегда лишь вспоминаем...») «Вьется путь в снегах, в степи широкой...» В отъезжем поле («Сумрак ночи к западу уходит...») «Морозное дыхание метели...» Мороз («Так ярко звезд горит узор...») «На окне, серебряном от инея...» Сумерки («Как дым, седая мгла мороза...») «Густой зеленый ельник у дороги...» «Проснусь, проснусь, – за окнами в саду...» «Ночь зимняя мутна и холодна...» Луна («Настанет ночь моя...») ... Далее
  • 180.
    Грехи любви. Радиокомпозиция по рассказам
    "Вероятно, у каждого из нас найдется какое-нибудь особенно дорогое любовное воспоминание или какой-нибудь особенно тяжкий любовный грех." Иван Бунин На этом диске – постановка по рассказам Ивана Бунина. В центре каждого из них – Женщина. Вот Надежда, подарившая лучшие минуты тому, кто читал ей: «Кругом шиповник алый цвел, стояли темных лип аллеи…» Вот жестокосердая Красавица. Вот Кума, которая в своем скромном белом платье была чудо как хороша… Маша, державшая шляпную мастерскую в Париже… И та, из-за которой, пароход «Саратов» увозил во Владивосток бывшего офицера, теперь арестанта. Но милее всех автору – Таня. «Ах, этот крестьянский запах ее головы, дыхания, яблочный холодок ее щеки!» Она так сначала боялась, что старая горничная узнает про ее грех! И не знала, что грядет за февралем семнадцатого года… В Радиокомпозиции использованы рассказы: Чистый понедельник В Париже "Мадрид" Генрих Галя Ганская Темные аллеи Кума Таня Пароход «Саратов» Красавица Ночлег Месть Роли исполняют: Дмитрий Назаров и Ольга Васильева Автор инсценировки и режиссер Борис Эрин. Композитор Владимир Багров Звукорежиссер Андрей Коновалов Редактор Наталия Шолохова ... Далее
  • 181.
    Иудея
    «Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими…» ... Далее
  • 182.
    Полуденный жар
  • 183.
    Мистраль
  • 184.
    Ловчий
  • 185.
    Господин Порогов
  • 186.
    Антоновские яблоки
    «…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, – с дождиками в самую пору, в средине месяца, около праздника св. Лаврентия. А „осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик“. Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: „Много тенетника на бабье лето – осень ядреная“… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег…» ... Далее
  • 187.
    Чаша жизни
    «Тридцать лет тому назад, когда уездный город Стрелецк был еще проще и просторней, семинарист Кир Иорданский, сын псаломщика, влюбился, приехав на каникулы, в Саню Диесперову, дочь заштатного священника, за которой от нечего делать ухаживал консисторский служащий Селихов, пользовавшийся отпуском. Саня была особенно беззаботна и без причины счастлива в то лето, каждый вечер ходила гулять в городской сад или кладбищенскую рощу, носила цветистый мордовский костюм, большим бантом красной шелковой ленты завязывала конец толстой русой косы и, чувствуя себя красивой, окруженной вниманием, все напевала и откидывала голову назад. Из всех ее поклонников нравился ей один Иорданский. Но она его боялась. Он пугал ее своей молчаливой любовью, огнем черных глаз и синими волосами, она вспыхивала, встречаясь с ним взглядом, и притворялась надменной, не видящей его…» ... Далее
  • 188.
    Автобиографические заметки
    «Некоторые автобиографические заметки, касающиеся главным образом моей писательской жизни, были напечатаны мною лет пятнадцать тому назад в собрании моих сочинений, изданном в Берлине „Петрополисом“. Дополняю их некоторыми новыми…» ... Далее
  • 189.
    Без роду-племени
    «С вечера я спал крепко, потому что слишком измучился за день, но потом мне стало сниться, что я иду по каким-то станционным дворам и запасным путям, среди паровозов и вагонов, ищу мужа Зины и хочу непременно убедить его, что я вовсе не враг ему. Я любил Зину, но теперь не думаю о себе, желаю только ее счастия. Казалось даже, что я говорил ему это, но он все уходил от меня, и я плохо его видел, а моя нежность к Зине возрастала, все кругом темнело, странно вытягиваясь коридором, и вот этот коридор – слабо освещенный, насквозь видный ряд вагонов – уже бежит, дрожа подо мною, и какая-то красивая девушка, перебивая мои слова веселым шепотом, зовет и уводит меня за руку все дальше по узкому коридору поезда…» ... Далее
  • 190.
    Куприн
    «Это было давно – когда я только что узнал о его существовании, впервые увидал в „Русском богатстве“ его имя, которое все тогда произносили с ударением на первом слоге, и этим ударением, как я видел это впоследствии, почему-то так оскорбляли его, что он, как всегда в минуты гнева, по-звериному щурил глаза, и без того небольшие, и вдруг запальчиво бормотал своей обычной армейской скороговоркой, ударяя на последний слог: – Я – Куприн, и всякого прошу это помнить. На ежа садиться без штанов не советую…» ... Далее

Комментарии: